Все наши проблемы родом из детства. Моя проблема – жадность

Девочки, это реально болезнь. Сама такая же. Вроде умом понимаю всё, но эта тотальная экономия настолько входит в ритм жизни, что весьма проблематично от неё отделаться. Вот и живу я этаким Плюшкиным. Денег матрасами, конечно, не держу, но хочу сказать, что все эти тараканы из детства.

Вот я вас сейчас отвлеку минут на.., просто чтобы объяснить, что к таким людям с пониманием надо. Понять, простить и принять, как должное, но и таким, как я, себя контролировать. Иначе окружающим пипец, как сложно рядом будет.

Родилась я в обычной, казалось бы, семье. Да, не совсем обычной -папа был шестым ребенком в своей семье (дальше можно не продолжать), мама и вовсе из детского дома — там вообще целая история. Как они сошлись, а точнее, зачем — для меня останется загадкой, хотя это тоже объяснимо.

Дети из детских домов, да простят меня оные, все с нарушенным представлением мира, можете закидать тапками, но я в этом аду жила и хрен вы меня переубедите. Так вот, маман сколько себя помню, всегда всех пилила, что ей все должны, просто по факту, что ей, бедной, несчастной, в жизни счастья не додали и весь мир сер и убог, а ей хочется замок, море и кабриолет. Хотя, в общем-то, её желания и на старости не изменились.

И это детдомовское горе, с цепкими и загребущими ручонками, быстренько вышло замуж и родило доченьку, такую же змеюшку. И принялось ещё пуще пилить мужа на вопрос дохода. И, в общем-то верно , жене в декрете с ребенком , много чего надо, тут не поспоришь, но и муж не абы какой дворник был, всё ж на хорошей должности и зарплата была приличная и квартиру двухкомнатную изолированную семье выбил, не пил, не курил.

В общем, старался, мужик, как мог на благо семьи. Но вспомним Пушкина и его сварливую старуху. Вот тут и наш старик для старухи, а старуха пуще прежнего серчает…и дальше по тексту.

Хватило его на старухины прихоти года на 4, потом, несмотря на СССР, партию, должность и прочие плюшки, принял решение развестись. Но мы помним, что девочка была из детдома, а те просто так золотую курочку не выпустят из ручонок. И родила она ещё одного ребёночка, то бишь, меня горемычную. Только не ребенок ей нужен был, а средство манипуляции.

Самые спокойные минуты для меня были, когда отец был дома. Всё остальное время жила я в шкафу. Вот реально. Был у нас очень большой шкаф в комнате, там было тихо, спокойно, и, как мне казалось, ни кто не знал, где я.

Как потом поняла, просто пока я там была, меня в квартире не видно было и, соответственно, своим видом я маман не раздражала. Ибо всё другое время, я была грушей для битья, в прямом смысле слова.

Ребенком я всегда была забитым, мега скромным и замкнутым. Когда посмелее стала, то отец мамане как-то люлей навешал, за меня и жить стало легче, руку, конечно, прикладывали исправно, но отец внимания уделял значительно больше.

Так я познакомилась со всеми его друзьями и их любовницами, изучила все гаражи города и на работе у него была, как у себя дома, в общем, этакий папин хвостик. За что, собственно, старшенькая лапушка и её маман, меня яро возненавидели ещё больше. Так было до 13 лет. Жили, как жили, меня били, его пилили и мы оба уходили по гостям и по гаражам.

Но тут, как и у всех, случился дефолт и деноминация. И вот мать наша, со своими матрасами, чуть не поседела. Особо в детстве мы ни чего не видели, я так уж точно, но доход был приличный. Куда девался, правильно, в матрас, точнее в диван. Что тогда было, говорить не буду, это ещё на много букаф (было мне на тот момент 13 лет).
Но отца она чуть со свету не сжила, да, в общем-то, и сжила, только чуть позже. Пилила, гнобила, вот у него от переживаний онкология и началась. А это, знаете, не дёшево учитывая, что тогда лихие 90е были.

Скажете, что мягкотелый был? Но люди такие, какие есть. Зато, очень добрый, заботливый( для меня) и самый любимый и близкий, с золотыми руками. Вот, заболел и стал он обузой для неё, и его просто выпихнули из квартиры в старый дом, я, конечно, с ним.

Умирал он два года. Ухаживала за ним чужая тетка. Помогали деньгами и прочим братья и сестра из соседнего города.

И вот мне 15. Отца нет, приходится возвращаться обратно к маман. Не буду писать всё то, что вытворяла сестрица и её матушка, скажу только, что я мечтала жить в интернате.

Понимая, что под предлогом, что денег нет, на улице 90е, жаловаться не кому и тратиться на меня тут уж точно не будут, я в 15 лет начала подрабатывать на рынке (торговать в палатке), вставала в 4 утра и спать ложилась в 11 вечера, школу прогуливала, но деньги имела. Стала одеваться и себя баловать (только вот, я за дверь, а сестрица все мои вещи забирала). В 16 ушла жить одна в старый дом.

Вот так и заложилось, всю жизнь пахать и по крупинке складывать. В 18 поступила на вышку (сама), там общагу давали. Жизнь стала спокойная. Училась хорошо, стипендия повышенная. Потом выбила себе свободное посещение и опять же стала подрабатывать, популярным в то время барменом и дилером в казино (пока их не закрыли).

Всякого повидала, всяких дядей знавала, да сейчас уже и не вспомню. В общем, к 22 годикам, вполне уже сама по себе была. Но для маман исправно денюжку выделяла, благо мозги были хорошо промыты.

И ухажер, конечно, имелся. А тут аукается мне мое счастливое детство на рынке, с его мешками и коробами. После 3х выкидышей из поликлиники ушла в центр планирования семьи, где прошла лечение и, наконец, смогла выносить ребенка.

Сын, как полагается неувязкам, родился не здоровым. И опять всё не по плану. Осталась я одна. Работы нет, жилья пока тоже нет, были варианты, но я дура была. Все маму искала. Забылась видать. Да и сама мямля была. Вот решила я к ней вернуться.

Хватило нас не надолго. В который раз, высказав о том, что она мне не мать, мне указали на дверь и запретили в неё заходить. Собственно, и не очень-то хотелось.

Я сняла комнату в общежитии и ушли мы с сыном туда. Но помним, что он болен, лечить надо, дохода нет, заначка тает. В 5 месяцев я выхожу на подработку, благо, подвернулся ларек с такой же как я, мы с ней через 4 часа менялись и, вроде, всё успевали.

Ребенок у меня под прилавком рос. Потом уже и сына в сад взяли и я на предприятие устроилась, и тут, понимаю, что общага чужая, жильё своё надо. И решаюсь я на ипотеку. Беру квартиру, лечу сына. Питаемся чем попало. За семь лет ударными темпами погашаю. Спокойно вздыхаю и понимаю, что мне 30, а я ни хрена, кроме пашни и больницы не видела.

От сына чудес ждать не придется, он и так чудесатый, а мне хочется нормального здорового ребенка. В общем, родила, я дочку, вышла замуж, и вот тут, девочки, поняла, что с кем-то жить я уже не могу, ибо привыкла для себя.

Муж, видя что я баба-лошадь, расслабился и принаглел (сама виновата) и мы расстались.

Вот тут в меня Плюшкин и вселился.

Жизнь то вроде наладилась, а привычка копейки считать осталась. Осталась привычка делать запасы впрок, иногда излишние. Так что, карантином нас не напугаешь. Привычка оценивать, без чего можно обойтись, а что можно и дешевле взять. Проверять все чеки и пользоваться бонусными скидками. Поймала себя на тотальной экономии во всём. И просто уже стала себя ограничивать, на чём можно экономить, а на чём нельзя.

Поймала себя на том, что почти профукала свою жизнь. Прекратила всякое общение с бывшими родственниками (маман было сложно смириться с отсутствием кормушки). Переехала в другой город, потому что учителя сыну повесили ярлык идиота, а ему уже 17. Работаю на серьезной работе, хорошо получаю и всё ещё продолжаю экономить.
Это уже не вышибешь. Стараюсь просто не ущемлять детей. А в голове до сих пор шпроты — праздничный продукт, а сникерс -недоступная шоколадка.

Я всё это к тому, что к таким людям с пониманием нужно. Не с проста у них эти тараканы в голове. Там просто не правильные пчелы и они несут неправильный мед!!!

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.78MB | MySQL:86 | 0,222sec