Пока родители зарабатывают на ипотеку, ребенка воспитывают старики по своему разумению

– …Андрюша, не беги! Не лезь туда, упадешь, сколько раз я тебе говорила! Брось это немедленно, да что же это за ребенок такой! Иди сюда! Иди ко мне, я сказала! Вот сядь тут на лавочку и посиди. Скоро уже домой пойдем, обедать будем…

Соседского мальчика Андрюшу пяти лет воспитывают в основном бабушка с дедушкой. Хотя родители у мальчика тоже есть. Но их почти не видно: мама с папой судорожно решают квартирный вопрос, ибо, как поясняет словоохотливая бабушка, «это уже невозможно так, друг у друга на головах, ни нам, ни им жизни нет». Задача – максимум: накопить первый взнос за квартиру ко времени, когда ребенок пойдет в школу, купить квартиру и переехать. Соответственно, чем больше сейчас накопят, тем меньше потом будет ипотечная кабала.

Поэтому родители берут лишние смены, хватают подработки – дома их нет сутками. Бабушка с дедушкой немолодые, им тяжело. Поэтому беготню, крики, значительное удаление от лавочки, на которой сидит выпасающая Андрюшу бабушка, не поощряются.

И как–то так получилось, что Андрюша теперь уже и сам почти никуда не лезет, не бежит и не тянется, просто сидит с бабушкой на лавочке, как старичок, чертит носком ботинка узоры на земле и внимательно слушает ее разговоры с соседками: почем нынче картошка в магазинах, кому Валька с третьего этажа опять сдала квартиру, и что может болеть в правом боку чуть выше середины слева. Андрюша все время молчит, и что он себе думает во время этих разговоров – покрыто мраком.

– Он у тебя хоть говорить–то умеет? – недоверчиво спрашивают бабушку соседки.

– А как же! – обижается та. – Он у нас Чуковского наизусть всего знает, читает уже, примеры решает…

Иногда Андрюша выходит на прогулку с дедом и медленно наматывает круги по аллее. Дед что–то рассказывает, но чаще ходят молча, медленно, круг за кругом.

Помнится, год назад бабушка как–то внезапно устала от непосильной ноши воспитания Андрюши, и мальчика попытались устроить в сад.

– Мне хоть в поликлинику сходить! – словоохотливо объясняла соседкам бабушка. – А то ж ведь с ребенком от дома не отойдешь! То обед надо варить, то гулять, то спать укладывать… Пусть ходит хоть на полдня, все так росли!

Однако затея с треском провалилась.

Очутившись в детском учреждении без родных, Андрюша выл белугой и час, и два, и три – все два дня, что его водили в сад. Воспитатели растеряно звонили и просили все–таки забрать ребенка, ибо такого еще не видели. Многие дети плачут, но чтоб вот так часами, не отвлекаясь, выть на одной ноте – такого еще не было…

На третий день после сада Андрюша свалился с воспалением легких.

– Потому что работать не хотят! – возмущалась бабушка. – Чуть что – заберите ребенка! Хорошо, у нас возможность есть забрать и сидеть, а у кого нет, тем как быть? Виданное ли дело – ребенок пневмонию подхватил! На третий день! Четыре года ничем не болел, а тут – на тебе! Вот в советское время воспитателя за это бы по головке не погладили!.. А теперь никому ничего не надо, вот и дети болеют поэтому…

Андрюшу вылечили и больше в сад не повели. И теперь он снова то с бабушкой во дворе, то с дедушкой в аллеях. Высокий, какой–то болезненно серьезный мальчик, которого совсем не тянет пробежаться по дорожке, разбрызгивая лужи…

Родители Андрюши – яркие, молодые, шебутные, жизнерадостные – то и дело пытаются сына растормошить, потискать, «разыграть». Андрюша смотрит на них, как на инопланетян – с любопытством и опаской. Впрочем, долго смотреть не приходится: родители приходят, когда Андрюша уже лежит в постели, а уходят, когда он еще спит.

– Ну ничего! – успокаивают себя родители. – Осталось недолго. Скоро уже будем решать с квартирой, переедем, там все наладится…

Хотя, конечно, всем здравомыслящим людям ясно, что, если Андрюша переедет с родителями, легко и просто не будет никому.

– Куда ж я его отпущу! – вздыхает бабушка. – Тут у нас все обжитое, школа вон какая хорошая во дворе. Учительница замечательная как раз набирает класс… а у них там голые стены, новостройка, кто встречать со школы будет, непонятно, мы с дедом на окраину не наездимся! Нет уж. Они, конечно, настраиваются Андрюшку забрать, но сами поймут, что это невозможно…

Вот интересно, что это – просто такой флегматичный ребенок или все–таки стариковское воспитание?

Если бы Андрюшу воспитывала мама или ДДУ, интересно, результат был бы другим, как думаете?

Стоит ли теперь забирать Андрюшу у бабушки, или проще, как в том анекдоте, Андрюшу уже оставить родителям, как награду, а себе нового родить?

Что думаете?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.93MB | MySQL:82 | 0,298sec