Подвиг — чужих детей воспитать

В день похорон жены Фёдор не проронил ни слезинки. Как в немом кино, перед остекленевшими глазами всплывали яркие незабываемые сценки: первое свидание с Софьей, первый поцелуй, первая брачная ночь…

На их свадьбе даже самые разборчивые бабы сочли Фёдора с Софьей самой красивой парой села. На зависть всем, супруги зажили дружно, счастливо, детишки пошли, и всё – мальчики. Федя часто шутил – будем стараться до дочки. И тем удивительней представлялось односельчан хладнокровие Фёдора. Никому и в голову не пришло, что все его помыслы были направлены на одно – на скорое воссоединение с Софьей в потустороннем мире.

От точки невозврата Фёдора спас старший двенадцатилетний сын Жорка. Резко выдернув из рук отца петлёй скрученную верёвку, он не по-детски сурово заявил: «Не будь эгоистом! Думаешь мне легко?! Если не мы с тобой, то кто позаботится о малышне?!» Первой паре близнецов было по пять лет, второй – по три года.

— Прости, сынок, горе напрочь затмило разум, — сжал Фёдор худые плечи Жорки, — обещаю — больше такое не повторится. Взяв себя в руки, он решил жить и трудиться ради детей. Но при всём старании Фёдор в одну тягу не управлялся с работой в колхозе и с домашней круговертью. Жорка, старавшийся во всём помогать отцу, стал плохо учиться. Грязь и пыль завладели каждым уголком дома, бурьян – садом и огородом. Инфекционные заболевания без конца преследовали малышей.

Утрата жены и беспросветный тупик скоро придавили некогда статного мужчину к земле. Жорке нестерпимо больно было смотреть на исхудавшего отца, на полуголодных чумазых братьев. И однажды он не выдержал: «Пап, малым нужна мать, а тебе – жена. Я приму любой твой выбор».

Фёдор и сам понимал – без женских рук ему детей не поднять. Его соседка – бабка Донька уже не раз предлагала свою помощь в сватовских делах. И стоило Фёдору лишь намекнуть, как деревенская сваха осторожно принялась «зондировать почву».

Через месяц Дуняха доложила обстановку: «Прости, сосед, но в нашем селе, сам понимаешь, с такой кучей малявок тебе ловить нечего. Прошлась и по соседним деревням. Лишь в Загорском хуторке проявила к тебе интерес одна бабёночка, примерно твоего возраста. Скажу прямо – не красавица. Но сердцем добрая, работница почётная. Живёт с матерью. Сынок при ней – годочков четырёх. Замужней жизни не знала. Дарьей кличут».

Даша сильно стеснялась своей невзрачной внешности и чрезмерной робости. В Клуб не ходила, с парнями не встречалась. В тридцать лет ребёночка для себя родила от командировочного шофера, прибившегося к ней на время посевной кампании.

Костюшок на радость матери и бабушки рос умным симпатичным мальчиком. О полной семье Дарья даже не мечтала. И, когда замаячило призрачное счастье, она очень боялась, что первая встреча с потенциальным мужем окажется последней.

Фёдору срочно требовалась хозяйка в дом, и он, не раздумывая, сразу пригласил Дарью с Костиком к себе. Под вечерним звёздным куполом она гордо шла с мужчиной, который предложил стать его женой. Сердце трепетало, в голове рождались радужные картинки замужества.

Но назавтра, чуть свет, Дарья вся в слезах спешила под материнское крыло: выплакаться, поделиться случившимся, найти правильный совет.

Жорка ушёл на ночлег к товарищу. Даша, повязав передник, немедля включилась в дела: сготовила ужин, вымыла гору грязной посуды и вышла к Фёдору во двор. А когда вместе вошли в избу, оба ужаснулись; хозяйская «братва» со всех рук дубасила «чужака» Костю.

Фёдор, растащив близнецов по углам, в гневе замахнулся на самого бойкого, но Даша перехватила его руку.

— Никогда так не делай! – нахмурился Фёдор.

— И ты тоже, — осеклась Дарья.

Обозлились на отца мальчишки, насупились, отказавшись от ужина, разбежались по кроватям. Костя слезливо попросился домой. Поспешно спланированный брак оказался на грани провала.

— Тебе решать, дочка, — вздохнула тётка Полька, — чужих детей растить – сродни подвигу. Только вместо наград – адский труд да пересуды людские. Но с другой стороны, детки быстро взрослеют, а жизнь длинная и без мужского плеча тяжёлая, незавидная. Я, слава Богу, ещё крепкая, смогу единственного внучка до ума довести. Понапрасну дёргать мальца туда-сюда – самое последнее дело. Не за тридевять земель отправишься, в любой день и час с сыном видеться сможешь.

Поблагодарив мать за поддержку, Дарья решилась на вторую попытку.

Поначалу односельчане подшучивали над Фёдором: мол, где такую красу отыскал?! Но скоро к Дарье все прониклись великим уважением и почтением. Дети преобразились, щёчки наели. Наперебой только и слышно от близнецов: наша мамка самая лучшая. Жорка тоже симпатизировал мачехе, хоть и называл – тётей Дашей. Расправил плечи и Фёдор. В доме у него — чистота, порядок, каждая вещь знает своё место. Стол, как скатерть – самобранка, от еды домашней ломится. Новая жена угодить ему во всём старается. Полюбила его Дарья, детей приняла как родных.

Не таил обиду на маму и Костя. Она часто навещала родных, готовила вкусности, оставалась на ночь. С собой Костю звала, но подрастающий сын отказывался.

Ему баринком жилось с милой бабаней, хватало и материнской ласки. Всё бы хорошо, только не лежала душа Фёдора к Даше.

Летели дни и месяцы. Меньшие пасынки в первый класс пошли. Дарья на работу вышла – набрала группу коров. Жорка жалел мачеху, каждый вечер бежал на ферму, чтобы часть забот взвалить на свои неокрепшие плечи. Он замечал равнодушие отца и негодовал от беспомощности. Впервые по-мужски он поговорил с родителем перед уходом в армию. Фёдор нехотя пообещал новобранцу проявлять больше внимания к маме Даше. Так Жорка начал обращаться к мачехе к концу первого года её проживания в их семье.

С честью и доблестью выполнял солдат сыновий долг перед Родиной. От имени командования родителям не единожды приходили благодарственные письма за достойное воспитание сына. После окончания службы Георгий остался на сверхсрочную. Его примеру последовали старшие близнецы, а потом — и младшие.

К тому времени не стало матери Дарьи. Константин жил в ближайшем городе, окончил мединститут, работал хирургом. Мать он навещал редко, отношения с отчимом не складывались. Но переписку поддерживал регулярно.

В тот субботний вечер Костя решил наведаться без предупреждения, не терпелось сообщить приятные новости: он получил благоустроенную квартиру и женится на любимой девушке.

Но стоило парню войти в дом, как его радость смазала представшая драма: на полу – осколки стеклянной посуды, на столе – перевёрнутая тарелка с макаронами, по залу мечется хмельной отчим. А на кухне под образами взывает к Господу всклоченная мать. В глазах – боль и слёзы, на отёкшей щеке – следы мужской пятерни.

Заскрежетав зубами, Константин, с трудом сдерживая ярость, заботливо вывел мать под руку за порог, усадил в личный «Москвич» и безоговорочно увёз с собой.

А спустя несколько дней в отчий край прибыл на побывку бравый офицер вооружённых сил СССР Георгий Фёдорович Волков. Крепко обняв отца, он настороженно спросил: «А где мама Даша? Соскучился — нет сил».

— Костик забрал. Ударил я её. В первый раз. Выпил лишнего, сам не знаю, как вышло, — промямлил Фёдор. Жорка, побагровев от злости, схватил отца за грудки и швырнул на диван.

— Будь я Костя – прибил бы тебя на месте, — кричал разгорячённый сын, — ты никогда не ценил эту святую женщину. Таких матерей и жён, как мама Даша, в мире больше нет! Но ты видел в ней лишь прислугу и домработницу.

— Неправда, — смахнул слезу Фёдор, — на первых порах, каюсь, она была мне безразлична, потом проснулось уважение, а то, что дороже жизни стала, понял идиот, только теперь. Готов на четвереньках ползти к ней, но не знаю ни адреса, ни места работы Костика. Жорка! Родной! Помоги мать вернуть.

На звонок в дверь вышла Дарья.

— Мама Даша, солнышко наше! — закружил её в объятьях Георгий, — как же я рад тебя видеть… Пожалуйста, поговори с отцом. Знай, мы за тебя все – горой.

Взмахом руки Жорка позвал Константина на улицу, где состоялся дружеский диалог:

— Как она?

— Плохо. Всё время плачет, скучает по нему. Со мной почти не разговаривает. Хорошо, что вы приехали. Я уже в выходные дни пообещал маме отвезти её обратно.

— Я отца отлично знаю. Он признал свою вину, и у них, поверь, всё будет хорошо.

— Дай Бог!

Хлопнув по рукам, мужчины вернулись в квартиру и от увиденного смущённо заулыбались.

Фёдор, улепившись трясущимися ручищами за дробную фигурку Дарьи, с опушенной головой стоял перед нею на коленях и дрожащим голосом чеканил одни и те же слова: «Прости, Дашунюшка, прости, желанная, я очень сильно люблю тебя…» А Дарья, впервые слыша от мужа долгожданное заветное признание, в знак примирения ласково теребила его волнистые волосы, роняя в седеющие пряди слёзы радости и счастья…

Автор: Нина Пигарева

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.77MB | MySQL:86 | 0,235sec