Мама, у нас с тобой теперь границы

Соня позвонила в дверной звонок. Тишина. Через пару минут она открыла дверь своими ключами и вошла.

– Мааам!

– Доченька, проходи! Не слышала…

– Мама, что случилось? – Соня уже стояла на пороге кухни.

– Все хорошо, – Людмила Ивановна спешно отвернулась и промокнула глаза салфеткой. – Тише, папу разбудишь. Приболел.

Что-то произошло. Женщину выдавали заплаканные глаза и непривычная молчаливость. Соня уселась за стол и уставилась на мать:

– Ну?

– Дане звонила, – тихо сказала Людмила. – Я же ничего такого… Спросила, как дети. Про дачу рассказала. Картошки, говорю, приезжай – возьми. И внуков привези, не виделись давно. Отец, говорю, болеет. А он мне: отстань, надоела, про какие-то границы, – женщина снова расплакалась.

– Алло, Данила? Привет! – пока мама отвлеклась, Соня позвонила брату. – Я что-то не поняла: к тебе сейчас только через посольство и с визой? Что у тебя там за границы вдруг?

– Ага, привет, – брат ухмыльнулся шутке, но на самом деле веселья в его голосе было мало. – Слушай, да сколько ж можно? Как вижу на экране телефона, что мама звонит, сразу чувствую себя виноватым, хотя еще и не знаю, в чем. То на даче не помогаю, то детей не привожу. Знаешь, что она мне сегодня сказала? – Данила был на взводе. – Помрем, говорит, и внуков не повидав! Меня эти манипуляции уже достали! Бесит!

– Вот как ты заговорил! А что ж раньше-то терпел? Это ж мама, ну. Она всегда такая была, не цепляйся к словам.

– Вот и терпел. Больше не буду! Я на классный тренинг сходил – психологический. После него и понял, что свои личные границы нужно отстаивать. Так и сказал матери: нечего мной манипулировать и на чувство вины давить! Детей я привозить и показывать не обязан, и картошку свою пусть сами едят!

Соня вздохнула. После разговора с братом остался осадок. Вроде бы, правильные вещи говорит, но… это ведь родители – самые родные и любящие люди. Разве можно быть таким жестоким к ним?

Она вошла в комнату. Родители разглядывали старый альбом, бережно перелистывая детские фотографии Софии и Даниила.

– Я с Даней поговорила. Мам…

– Папе волноваться нельзя! – мама смешно “семафорила” глазами о том, что отец не в курсе сегодняшней истории. – Хочешь чаю, Петь?

– Сказал, когда приедет? – с теплотой в голосе спросил папа. – Хороших мы с тобой детей вырастили, Людок. О, глянь! Это ж фотография после того, как мы Даньку с забора снимали, когда он застрял. Помнишь, к соседу за яблоками полез? Хахах! Надо будет внукам рассказать. Что ни фото, то история. Им понравится.

– Даааа, – протянула Соня. – Привет передавал. Приедет.

***

– Алло, привет еще раз. Слушай, «тренингист» ты наш, – по-сестрински заговорила девушка. – Я, конечно, все понимаю: личное пространство и всё такое. Но ты про уважение и любовь к родителям не забывай. Может, границы свои чуть гибче сделаешь, а то они на китайскую стену уже похожи. Такое ощущение, что ты скоро линию обороны выстроишь и ноту протеста пропишешь для родителей на своей двери. Приезжай-ка в гости, и племяшей привози. Мы вас ждём!

___________

Прав ли герой этой истории? Не слишком ли жестоко он поступил с мамой? Где грань между защитой своих границ и уважением к другим людям, особенно близким?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.77MB | MySQL:86 | 0,234sec