Кошмар в квартире жениха

Ромка был хорош во всём: симпатичный, добрый, работящий, с отличным чувством юмора, понимающий. Тогда я ещё, помню, подумала — как же мне повезло!

Но, как оказалось позже, был у него один существенный недостаток. Его мать.

Рома с матерью жили в тихом районе города, в пятнадцатиэтажной новостройке. Их большая трехкомнатная квартира располагалась на девятом этаже.

Обстановка, конечно, не была уж очень богатой, но было видно, что мама тщательно следит за чистотой и уютом.

Когда я впервые увидела Ульяну Анатольевну, по мне совершили забег крупные мурашки: моложавая, ухоженная женщина была хороша собой, высокая и статная, но её огромные чёрные глаза буквально сверлили меня насквозь.

Мы разместились на кухне за столом, застеленным яркой скатертью: я, Рома и его мама, Ульяна Анатольевна. Она устраивала настоящий допрос, не сводя с меня своих огромных чёрных глаз:

— А кем работают твои родители? На кого учишься? Планируешь работать, или у мужа на шее сидеть? А где жить планируете? Я за тобой понаблюдаю, деточка.

Тем страннее смотрелся шикарно накрытый стол. Зачем столько всего наготавливать, если изначально отношение к будущей невестке было предвзято?

А затем она позвала Рому на кухню, под предлогом того, что нужно помочь ей с краном, который внезапно «что-то потек».

В квартире было тихо, поэтому я достаточно хорошо слышала разговор Ромы с мамой.

— Симпатичная девочка, — резюмировала Ульяна Анатольевна, — Но она из провинции. А вдруг она с тобой только ради квартиры?

— Мама, ну что ты такое говоришь? — попытался Рома возразить матери.

— Не перечь мне! Я знаю лучше тебя, ты меня знаешь! Я понаблюдаю за ней, и проверю её по-своему.

— Мамочка, не надо по-твоему, пожалуйста! — чуть ли не всхлипывая, произнёс Рома. Мне даже стало противно — взрослый мужчина, а ведёт себя как пятилетний мальчик.

Я удивилась: это как — по-своему? Но спрашивать ничего не стала, сделала вид, что не слышала разговор. Казалось, бесконечный вечер наконец подошёл к концу. Я засобиралась домой. Рома, естественно, собрался отвезти меня.

Мы вышли из квартиры и направились к лифту.

— Ой, кажись, я ключ от машины на тумбочке оставил! — Рома похлопал себя по карманам, — Ну да. Я сейчас, подожди!

С этими словами Рома юркнул обратно за дверь, а я осталась стоять на лестничной площадке. Вдруг дверь в квартиру напротив со скрипом распахнулась, и из-за неё выглянула щупленькая женщина лет пятидесяти. Она осмотрелась по сторонам и поманила меня к себе. Удивившись, тем не менее я подошла к ней, она снова осмотрела площадку, словно опасаясь чего-то, и быстро протараторила:

— Милая, ты с Ульянкой осторожнее будь! Она же ведьма, самая натуральная! Я не шучу!

Сказав это, соседка быстро захлопнула дверь у меня перед носом. Я удивленно пожала плечами, и, не успев ещё даже обдумать услышанное, увидела Рому.

— Ну всё, пошли!

***

Каждый раз, когда я бывала у Ромы в гостях и так или иначе контактировала с его мамой, мне становилось физически плохо. Будто бы простуда, только без температуры. Но тогда я списывала всё на усталость — приближалась сессия, нужно было готовиться. Время напряжённое.

Через пару месяцев Ульяна Анатольевна объявила нам о своём отъезде. Она собралась навестить родственницу в другом городе.

Вечером перед отъездом она сказала нам:

— Вы тут без меня не скучайте. Я буду проверять, как вы себя ведёте без меня.

Ульяна Анатольевна странно усмехнулась, а Рома молча опустил глаза. Я не понимала, что это значит, но искренне обрадовалась, что целых две недели мы можем побыть с Ромой вдвоём, без пристального надзора его матери.

Утром Рома проводил мать на вокзал, а уже к вечеру приехал за мной в общежитие.

Слова Ульяны Анатольевны о том, что она будет нас проверять, уже давно забылись мной. Тем более тогда я ещё не понимала, о чём речь, да и какая проверка, кроме ежедневных звонков возможна, когда мы в Москве, а она в Ростовской области?

Тщательно завешанные в квартире зеркала и плотно задернутые шторы смутили меня. Да и Рома был чересчур взволнован.

— Это зачем? — спросила я, указывая на завешанное зеркало.

Рома буркнул что-то невразумительное и махнул рукой.

Мы посмотрели фильм, и собрались уже ложиться спать, как вдруг раздался стук в окно.

На девятом этаже, в окно! Мне стало жутко.

— Рома, что это? — испуганно спросила я.

— Не бойся, ничего страшного, — нарочно невозмутимо ответил он.

Снова стук. Если бы птица билась в окно, звук был бы другой. Я не на шутку испугалась. Но как оказалось, это были цветочки.

А дальше такие же стуки стали раздаваться из зеркал, как бы изнутри! Вот тут меня накрыло не на шутку. Я вскочила с кровати, но Рома схватил меня за руку и попытался объяснить нечто, происходящее в квартире:

— Катюш, это мама! Проверяет нас…

— Мама??? Она же далеко!

Когда начали стучать из шкафа, да ещё и хлопать дверцы, я не смогла больше находиться в квартире. Я собрала в охапку свои вещи и ринулась к выходу, одеваясь на ходу. Какофония жутких стуков стала настолько громкой, что я чуть не упала в обморок от страха, пока бежала до двери.

— Мама, хватит!!! — раздался из комнаты истеричный крик Ромы, но мне было уже всё равно. Я пулей вылетела из квартиры и стала дрожащими руками жать кнопку лифта.

Сзади что-то зашуршало, затрещало, я почувствовала на своей шее чье-то шумное дыхание. Плюнув на лифт, я бросилась вниз по лестнице, стараясь не упасть из-за расстегнутых сапог.

***

Рома очень долго пытался вернуть меня. Но я была непреклонна: его мама всё равно не даст нам жить нормально. Меня бросало в дрожь от одних воспоминаний о том, что пришлось пережить в тот вечер в квартире Ромы. Тем более после того вечера мне примерно неделю снились реалистичные кошмары, будто бы за мной гонится жуткая ведьма с огромными чёрными глазами…

Однажды я даже не выдержала и от страха закричала ночью на всю комнату:

— Да отвали ты!!! Не нужны мне ни квартира твоя, ни сын!

Постепенно всё закончилось. А вскоре я узнала, что Ромы не стало. Он бросился под машину. Извела его таки собственная мать…

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.69MB | MySQL:82 | 0,168sec