Дом, улица, приют, побег

— «Ты согласна быть Эльзой? Не против, если я так буду тебя звать?» — сказала женщина и открыла дверцу машины, приглашая Эльзу внутрь.

— «А кем мне еще быть? — я и так — Эльза», — подумала Beauty of the night golden Elizabeth или, по-простому, Эльза, прежде, чем запрыгнуть в салон автомобиля…

***

Приюты есть разные — муниципальные и частные, хорошие и не очень, и откровенно плохие. Но, каким бы хорошим ни был приют, любая собака понимает, что это — не дом. Что уж говорить о плохих приютах… — даже бездомная собака, как бы плохо ей ни было на улице, не хочет туда попасть.

А каково в этих стенах бывшедомашним? — тем, кто совсем еще недавно мог спокойно лежать на любимом диване, нежиться в кресле, сидеть на ручках, кушать из собственной персональной миски и даже не подозревал, что есть такое страшное место, как приют для безнадзорных животных?

Эльза всей своей душой чувствовала, что произошло что-то страшное и непоправимое. А в том, что у собак есть душа Эльза нисколько не сомневалась: а как без души-то? — если бы её не было, тогда все собаки отличались бы друг от друга только окрасом, формой и размером тела. Но ведь у каждой собаки есть свои собственные чувства, ощущения, желания, порывы и даже мышление, в конце концов. Значит — и душа есть.

А на душе у Эльзы было нехорошо. Неспокойно. Тоскливо. И страшно.

Еще днем к ним в квартиру, где она жила со своим хозяином, пришли какие-то незнакомые ей люди. Пахло от них почти как в ветклинике. Но, по-другому.

Они прикладывали какие-то штуки к груди, спине её хозяина. Светили ему чем-то в глаза. Присоединили какую-то гудящую штуку к нему, которая выдавала из своего нутра ленту. А затем…, затем они просто положили его на носилки и куда-то унесли. И Эльза осталась одна.

***

Наступил вечер, пришла ночь. Эльза по-прежнему была одна.

Утром в квартиру пришли люди. Эльза их знала. Но они ей не нравились. Впрочем, не нравились они и её хозяину.

Хоть один из них и был его сыном. Хозяин каждый раз, как сын со своей женой уходили после очередного нанесенного ему визита вежливости, говорил: Вот смотри, Эльза, вроде сын мой, а абсолютно чужой человек.

А еще говорят: «Яблоко от яблони недалеко падает» и «От осинки не родятся апельсинки». Не верь. И яблоко может быть червивым и ого-го как далеко от яблони укатиться может. И поганки от белого гриба народиться могут. По крайней мере, когда касается человека — запросто.

Только ты у меня одна — настоящая. Яблочко моё наливное, апельсинка мраморная!».

И давал ей вкусные вкусняшки, а себе наливал капель пять коньяkа. Эльза лакомилась вкусняшками, хозяин потягивал напиток и о чем-то думал. А потом они шли гулять.

И сейчас вот это вот «укатившееся яблочко» вместе со своей женой-«поганкой» пришло к ним в дом! И ведут себя так, будто они здесь хозяева!

Эльза залилась сердитым лаем, призывая незваных гостей к порядку. А на неё только шикнули и закрыли в другой комнате, чтобы не мешалась под ногами.

***

Наконец дверь в комнату открылась, и «поганка» позвала её гулять.

Гулять — это хорошо! Самое время! А то оконфузилась бы еще, не дай Бог, — думала Эльза, пока пристегивали поводок к её ошейнику.

Улица

Когда женщина вернулась в квартиру одна, мужчина посмотрел на поводок в её руке и спросил: «А где собака?».

— Псс, она что — тебе нужна?

— Нет. Но все же, куда ты её дела?

— Отвезла на другой конец города, отстегнула поводок и сказала: «ищи хозяина!». Она и побежала искать.

— Это ты ловко придумала! Молодец! Хоть одной проблемой меньше, не надо думать, куда девать эту шавку. Не знаю, что отец в ней нашел. Сплошная антисанитария!

— Ну, теперь твоего отца нет, а она нам тут точно не нужна.

И они спокойно занялись своими делами, которых было не мало. Ведь впереди похороны.

Эльза устало села на дороге. Местность ей была абсолютно незнакома, она тут раньше никогда не бывала.

И хозяина нигде нет. «Поганка» меня обманула.

Немного передохнув, Эльза побежала дальше — ведь надо найти дорогу домой. Обязательно надо найти. А то как так: хозяин домой вернется, а её там нет — непорядок!

И Эльза бежала и бежала, пока были силы.

Ночь она провела на детской площадке под скамейкой. Непривычно, неуютно, но ничего страшного: шубка хорошо от осенней прохлады защищает.

С первыми лучами солнца Эльза побежала дальше. По дороге ей даже удалось перекусить немного — какая-то сердобольная женщина пожалела её и специально для неё купила два пакетика влажного корма. Маловато, но ничего.

***

День, другой, третий… Эльза всё еще не могла найти свой дом. Временами ей казалось, что она сильно отклонилась от «курса», от той воображаемой прямой, которая ведет к её дому, и раз за разом Эльза снова и снова возвращалась на нужный курс.

Она похудела, шубка уже стала не такой чистой и красивой. А самое главное — Эльза узнала, что, оказывается, есть бездомные собаки. Не потерявшиеся, а именно бездомные, то есть такие, у которых никогда не было своего Человека и они даже не знают, что такое свой дом!

На четвертый день Эльза попала в отлов.

Вместе с двумя бездомными собаками Эльза бежала по улице. Их интересы на какое-то время совпали: Эльза искала свой дом, а те бежали в «поисках лучшей доли».

Беги! Прячься! — вдруг крикнули ей бездомыши и бросились врассыпную.

Эльза понять не могла, чего они испугались, и никуда не побежала. Ну, подумаешь, машина, люди…

Пришла в себя Эльза только в вольере. Помимо неё там были еще три собаки: две побольше размером — маламут Саманта, дворняжка Астра, и одна размером примерно с неё саму — метис пуделя Жесси. Все они когда-то были домашними.

Маламут Саманта надеялась, что за ней вот-вот придет её хозяйка — Саманта попала в приют совсем недавно, буквально несколько дней назад, и она искренне верила, что хозяйка её найдет. Не может не найти.

Жесси больше надеялась на новых «мам-пап», прежней хозяйке она была особо не нужна, та её часто отпускала на самовыгул и также часто забывала пустить на ночь домой. А новых «мам-пап» можно и в приюте встретить. Пусть редко, но случается. А она тут всего месяц находится. Поэтому и не встретила еще. Зато на прошлой неделе Полкана из соседнего ряда домой забрали. Так что всё бывает. Главное — верить.

Астра жила в приюте уже второй год и ни во что не верила. Ни в старых хозяев, ни в новых, ни в каких. Ей было восемь лет и она считала, что старые собаки никому не нужны. А уж если они крупные, да к тому же с больными лапами — тем более никому не нужны.

И как старожил вольера она посоветовала Эльзе: Увидишь, что сотрудники приюта идут — прикинься ветошью, не отсвечивай. Молчи и голоса не вздумай подавать. А то еще сочтут агрессивной, и… Ничего хорошего в общем. Так что не тявкай.

А когда волонтеров увидишь — наоборот, хвостом виляй, улыбайся. Глядишь, заметят. Ты — собачка маленькая, так что всё возможно. Возможно и новый дом найдется.

***

Дни шли за днями. Эльза даже уже приучилась есть ту еду, что давали в приюте. Хотя какая это еда? — комбикорм для свиней. А они все-таки — собаки.

Еще Эльза радовалась тому, что в вольере она не одна. Одной было бы страшно. Особенно ночами.

Волонтеры в приюте бывали редко, два-три раза в неделю, и за отведенное время успевали обойти далеко не все вольеры.

За две недели Эльза еще ни разу не видела волонтеров. Зато видела как исчезают собаки. Вчера Рыжий из вольера напротив исчез. Позавчера — Дик. Еще раньше — Альма, Лада, Жорик… А сколько тех, про кого она не знает?

На её вопрос, куда делись собаки, Астра ответила только, что их «сочли агрессивными»…

Побег

На третьей неделе пребывания Эльзы в приюте волонтеры добрались и до их вольера.

Эльза виляла хвостом и улыбалась как могут улыбаться только корги. И всю их компанию повели гулять.

А дальше… А дальше Эльза сама не поняла, как так случилось, что стоило только отойти подальше от приюта, как она вывернулась из ошейника и побежала прочь. Астра, Саманта и Жесси поддержали её, стали прыгать и бегать вокруг волонтеров и всё больше запутывали поводки.

Побег удался.

***

Теперь Эльза была гораздо осторожнее. Нет, она по-прежнему искала дом, поскольку свято верила, что обязательно его найдет. Не может не найти. Вот как Саманта верила, что за ней придет её хозяйка, так и Эльза верила, что стоит ей только найти дом — и все будет хорошо.

Первый день после побега прошел привычно: Эльза бежала, искала дом, знакомых запахов не находила. Переночевала в сквере под скамейкой.

А на второй день случилось чудо. Точнее не так: сначала было страшно, а потом случилось чудо.

Эльза бежала, как вдруг почуяла знакомый запах приюта. Запах шел от людей, которые шли по улице навстречу. Надо спрятаться как можно скорее!

Спрятаться получилось под припаркованную машину. Более ничего подходящего не было. Если бы она стала перебегать дорогу — её могли бы заметить. А снова в приют Эльза не хотела.

Ловцы прошли мимо. Но собака решила выждать еще какое-то время и продолжала оставаться под машиной.

В какой-то момент к автомобилю подошла женщина. Она уже хотела сесть за руль, как заметила, что на ботинке развязался шнурок. Закинув сумки на сиденье, женщина присела около машины и занялась шнуровкой на обуви. И тут её глаза встретились с глазами Эльзы.

«Корги… Вельш корги кардиган», — прошептала женщина, продолжая смотреть на Эльзу. А Эльза продолжала смотреть на женщину. «Ты согласна быть Эльзой? Не против, если я так буду тебя звать?» — сказала женщина и открыла пошире дверцу машины, приглашая Эльзу внутрь.

— «А кем мне еще быть? — я и так — Эльза», — подумала вельш корги кардиган Beauty of the night golden Elizabeth или, по-простому, Эльза, прежде, чем запрыгнуть в салон автомобиля…

Новый дом и поиски хозяина

Первым делом Эльзу привезли домой, покормили, дали выспаться, а затем вымыли.

Какое это было наслаждение — лежать на чистом полу и самой быть чистой! А еще — сытой и выспавшейся!

На следующий день Ольга, а именно так звали женщину, под машиной которой пряталась корги, повезла Эльзу в ветклинику. Возраст определить, здоровье проверить, а самое главное — проверить нет ли чипа. Собака ведь породистая. Клейма нет, но вдруг есть чип?

Чип обнаружился.

Ну, всё, Эльза, не переживай — чип есть, так что найдем твоего хозяина. Или хозяйку. День-два, и дома будешь!

Но все оказалось не так просто. Данные-то на собаку быстро нашлись в базе. А вот дальше…

Первым делом Ольга, правда, очень удивилась, что она оказывается угадала с кличкой — и Эльзу действительно скорее всего зовут Эльза — ведь это первое, что на ум приходит, когда слышишь кличку собаки полностью: Beauty of the night golden Elizabeth.

Затем они с Эльзой поехали к ней домой — по адресу, который был указан в базе.

Приехать-то приехали, только их даже на порог не пустили. Сказали, что знать не знают никакого Александра Николаевича, а собаку вообще видят в первый раз. В это, правда, верилось с трудом: Эльза однозначно узнала и квартиру, и людей.

Но, не зря же говорят: было бы желание, а возможности найдутся. У Ольги желание было. И вскоре она уже знала всё, что можно было узнать. И то, что Александр Николаевич попал с инфарктом в больницу, и то, что он сконч@лся, и даже то, где он похоронен, Ольга узнала.

Ну, что, Эльза… Вот мы и нашли твоего хозяина…

Эльза так и осталась жить у Ольги. Со временем даже удалось выправить документы на собаку, и Ольга стала официально считаться владелицей Beauty of the night golden Elizabeth.

И каждый год осенью они, Ольга и Эльза, ходили на кладбище… Почтить память первого хозяина Эльзы. Александр Николаевич видел их и тихо улыбался, ведь у «его девочек» всё было хорошо!

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.88MB | MySQL:80 | 0,274sec