Свекровь требует разменять квартиру, только тогда оставит меня в покое. Моей дочери тоже нужно где-то жить!

Все началось с классических придирок: не так стираю, не так готовлю, пыль под диваном. Не знаю, кому-нибудь вообще удавалось этого избежать? Единственное, что ее во мне восхищало —...

Все началось с классических придирок: не так стираю, не так готовлю, пыль под диваном. Не знаю, кому-нибудь вообще удавалось этого избежать? Единственное, что ее во мне восхищало — это моя трехкомнатная квартира. В свое время родители продали свою маленькую квартирку в столице, чтобы за МКАДом приобрести вот эти хоромы. У них уже была дача, и они не побоялись взять в ипотеку однушку поблизости.Так у них оказалось две квартиры.

— Деньги должны работать! — учил меня папа.

Учитывая, что родители у меня молодые, ипотеку они быстро отдали, ушли со своих должностей на должности консультантов и спокойно жили за городом. То, что одна из квартир однажды станет моей, я догадывалась. Когда мы с Владом поженились, они решили отдать трешку. Влад был сконфужен, отказывался.

— Думаете, я сам не заработаю на жилье? Вы мне не доверяете?

— Мы тебе пока не доверяем, — честно ответил папа. — Так как не знаем тебя. Но вопрос тут не в доверии. Можешь заработать? Зарабатывай. На дачу, на машину, на квартиру для своих детей. Может, у вас их будет больше одного? Задумайся.

Мне кажется, Влад до конца слова папы так и не принял, но конфликтовать не стал. Я его понимаю. Сгоряча, хотела поддержать мужа и отказаться от подарка, но сработали «родные стены». Было приятно не уезжать из дома. Родители переписали квартиру на меня и объяснили, как оплачивать счета.

Началась самостоятельная жизнь. Свою свекровь, Ольга Петровну, я видела только на свадьбе. А через год она внезапно появилась в нашей жизни и начались сбываться все эти анекдоты про свекровь. Я забеременела, и она стала приходить под предлогом оказания помощь.

Только что ж это за помощь такая, когда постоянно нервы трепят. Я пожаловалась Владу, попросила, чтобы он как-то ограничил ее появление в нашем доме. Муж посмеялся. Мол, это — обычные стычки между свекровью и невесткой. Но, учитывая мое положение, с мамой своей поговорил.

Она сделала вид, что обиделась и перестала к нам приходить. Вплоть до рождения Пашки. Когда сыну было два месяца она вновь предложила свою помощь. Было очень тяжело, мама далеко, у Пашки колики, я на вымоте. Согласилась. И началось все по-новой. Не постирано, пыль под шкафом, почему мужу ужин не приготовила?

Я тогда сама себя уговорила, что это — нормальные отношения между свекровью и невесткой. Со временем ее наезды и придирки усиливались. В отпуск мы поехали к моим родителям на дачу. Мама помогала с ребенком, а я отсыпалась и набиралась сил. Рассказала все маме, она посоветовала поставить свекровь на место.

— Это твоя жизнь и твой дом. Не нужно позволять кому-то вмешиваться.

Я начала ставить Ольгу Петровну на место.

— Не постирано? Мое белье, сама решу, когда постирать.

— Ужин не готов? Разморозим пиццу. У нас вечер вредной еды.

Но она не унималась. Пока однажды я не услышала причину.

— Я считаю несправедливым, что вы в трешке живете, а Марина, моя дочь, до сих со мной ютится в однушке.

— Так вы же сами продали двушку и купили однушку, — напомнила я.

— Да, потому что мне нужны были деньги! — согласилась свекровь. — Я, между прочим, родила тебе замечательного мужа, вырастила его, дала образование. Ты мне теперь обязана.

Не спорю, мы все обязаны матерям наших мужей, но Ольга Петровна хотел больше, чем обычной благодарности.

— Я решила, — сказала она. — Вы продадите эту квартиру и купите двушку себе и однушку. Да, в этом районе не получится. Но можно продать и купить подальше, тогда влезем в стоимость.

К тому моменту я уже настолько ее не любила, что даже не удивилась подобному предложению.

— Разменяете, и я от тебя отстану, — закончила свекровь. — Стирай, как хочешь, не готовь, хоть грязью зарасти!

— Это даже не обсуждается! — жестко отрезала я. — Это — квартира родителей. Я не собираюсь транжирить то, ради чего они столько работали!

— Тогда пеняй на себя, — заявила свекровь и ушла.

Вечером я все рассказала Владу, а он мне не поверил.

— Не может моя мать так себя вести. Наверняка, ты что-то не так поняла.

В моем доме Ольга Петровна перестала появляться. Зато она стала наговаривать на меня мужу. Мол, я ей позвонила, нагрубила, и у нее давление поднялось. Приносила ему на работу еду в контейнере, так как я не умею готовить, как она. Однажды придумала, что пришла в гости, но побоялась зайти, так как я так сильно кричала на сына, что даже за дверью было слышно.

Влад не понимал, кому верить. И матери он верил, и мне. Тогда я сделала то, что считала единственным выходом. Пригласила ее на чай, а Влада оставила в соседней комнате.

— Я так больше жить не могу, — сказала я свекрови. — Я готова разменять квартиру, ищите варианты. Но вы должны мне пообещать, что перестанете вмешиваться в нашу жизнь и наговаривать Владу на меня.

Ольга Петровна разулыбалась:

— Конечно-конечно, я уже даже варианты присмотрела! Завтра приведу своего риелтора, пусть она квартиру оценит и начнет продавать.

Влад вышел из своего укрытия:

— Ничего мы продавать не будем! Возвращайся, мама, к Марине и подумай, пожалуйста, во что ты превратилась. Не ожидал я от тебя такого.

Ольга Петровна даже отнекиваться в этот раз не стала:

— Вы жируете на своих квадратах, а мы с твоей сестрой в залипухе ютимся. Как тебе не стыдно?!

— Не стыдно, мам, — ответил Влад.

Вся эта история нашу семью только скрепила, хотя и порушила душевное равновесие моего мужа. Очень тяжело разочаровываться в близких людях. Ни мама, ни сестра с ним не общаются.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.74MB | MySQL:86 | 0,226sec