Пора забрать у родителей ключи от квартиры и выставить их из своей жизни: их помощь больше не нужна

– Как мне у родителей ключ забрать от моей квартиры, а? – вздыхает моя знакомая, Ольга. – Без скандала, наверно, не получится!.. Но и так жить невозможно уже. Они совсем не чувствуют границ – что мама, что папа. Ведут себя так, как будто мне пятнадцать лет. Всюду лезут, контролируют, во все вмешиваются…

Ольге тридцать пять, она разведена, воспитывает двух дочек–школьниц, и сейчас у нее в жизни все хорошо: маленькая, но тем не менее отдельная и своя, квартира, работа, вполне уже самостоятельные дочки, на которых можно положиться. Хотя, конечно, в первое время после развода с двумя погодками пришлось хлебнуть.

И выплыла Ольга, наверно, только благодаря родителям: и с жильем помогли, и в детский сад детей устроили, и забирали, и на больничных сидели, а с двумя маленькими детьми эти больничные, случалось, растягивались на месяц – такого работника никто бы держать не стал. А потом началась школа, первый класс, когда в девять детей отведешь, а в одиннадцать надо уже забирать. И снова мама с папой пришли на помощь – водили, забирали, учили уроки…

Поэтому с самого первого дня у Ольгиной мамы имеется дубликат ключей от квартиры дочери.

И в этой квартире родители чувствуют себя абсолютно как у себя дома. Приходят в любое время, открывают дверь, подкладывают продукты в холодильник, инспектируют кастрюли, могут что–нибудь приготовить – внучки блинчиков захотели, например. С одной стороны, вроде бы помогают. А с другой стороны, Ольге хотелось бы какого–то уважения, что ли, к ее личному пространству: мама запросто открывает шкафы, перекладывает по своему разумению вещи, разворачивает пакеты, читает бумажки:

– А что такого? Это что, секрет, что ли? У тебя на комоде лежало, я взяла и посмотрела…

Ольга как пятиклассница переживает, что родители вздумают полезть на антресоли и найдут тщательно спрятанные ее личные женские вещи, которые вовсе не предназначены для их глаз. Что будет – представить трудно. Родители у Ольги весьма консервативных взглядов, сами поженились чуть ли не после школы, всю жизнь вместе, и о том, как живут молодые незамужние женщины, как решают свои проблемы – видимо, никогда не задумывались. Более того, они свято уверены, что после развода тема мужчин в жизни дочери должна быть закрыта навсегда.

Тем более, дети есть уже, чего надо–то еще.

А в тридцать пять лет скакать по койкам и думать о мужиках – фу, в голове не укладывается.

К тому же, как говорит мама – даже если встретится хороший человек, девочкам–то он все равно – чужой.

Во–первых, какой пример для девочек, а во–вторых – нидайбох что, всяко бывает. В общем, не буди лихо, пока оно тихо. Кому может быть нужна разведенка с двумя девочками, когда вон, незамужних–бездетных тысячи кругом? А если вдруг стала нужна, что–то тут явно не то. И только дурочка без мозгов полетит, как мотылек в огонь.

Раньше Ольга, слушая подобные рассуждения, слегка морщилась, но не спорила – что толку–то воевать на пустом месте. Да, мама, хорошо, мама, конечно, мама, ты права. А в последнее время появился у нее ухажер. Мужчина разведенный, самостоятельный, интересный. О чем–то определенном пока говорить рано. Тем не менее именно в связи с его появлением Ольга впервые задумалась – надо как–то уходить из–под контроля родителей. Это ненормально, в тридцать пять лет сидеть под таким колпаком.

Помогли в трудный момент – спасибо им и низкий поклон, без них бы тяжко пришлось.

Но теперь Ольга прекрасно справляется и сама, помощь уже не нужна, и, более того, становится в тягость. Не помощь, а контроль.

Вот элементарный вопрос – поначалу хотя бы как ключ от своей квартиры забрать у родителей, а?

Попросить не приходить в гости в отсутствие хозяйки, не открывать дверь своим ключом? Пусть, мол, ключ лежит, но на крайний случай. Ольга заводила такой разговор уже не раз. Родители соглашаются – да они без особой нужды к дочери и не ходят, по их мнению. Всё по делу. То девчонок проконтролировать лишний раз, то банки пустые забрать, то пироги завезти, которые бабушка испекла для них же…

Сказать напрямую – мол, отдайте мне ключ, – это будет трагедия. Слезы, скандал, непонимание, обвинения в неблагодарности – что ведь, отчасти, правда: выходит, не нужны стали старики? Втихую поменять замок – скажут, давай новый ключ, у нас должен быть, мало ли что. Получается, скандал неизбежен.

А у Ольги, как на грех, нет внутренней уверенности, что она имеет моральное право на такой скандал… Должна быть по гроб жизни благодарна родителям, слушать, что говорят, вон, сама–то уже в жизни наворотила дел.

Или все–таки имеет?

Что думаете?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.9MB | MySQL:82 | 0,298sec