Мама, а как вы познакомились с папой?

Дело было после войны.1951 год.

Страна потихоньку зализывала раны, нанесённые войной, а молодёжь строила свои планы на будущее.

Мама заканчивала Белинское педучилище и направляли её в далёкий Дагестан. Уезжать так далеко от родительского дома не хотелось, да и страшновато. Где этот Дагестан, что там за люди, какие нравы? Кто его знает.

В то время было модно переписываться с солдатиками, тем самым милые девушки скрашивали долгие годы службы в армии молодым парням. Мама писала десятирым. Всем под копирку, а папе отдельно от руки. С особым чувством вкладывала письмо в конверт, кончиком языка как бы целуя, облизывала липкий край конверта и, прижав ладонью, словно вкладывала частичку своей души.

— Мама, а почему всем под копирку, а папе писала отдельное письмо?

— А я ему сразу поверила.

— Почему?—не унималась я.

— В первом письме он прислал свою фотокарточку. Красивый такой, как артист. Волосы черные, волнистые, глаза чуть прищуренные, но добрые. А в конце письма «С жгучим поцелуем твой Пётр.»

Она произнесла последнюю фразу с такой душевной теплотой, что мне стало стыдно за сорвавшийся с моих губ смешок.

— Если бы мне кто-нибудь написал в первом письме подобное, я бы подумала «вот придурок», и не стала бы отвечать.

На что мама ответила мне: «А я поверила».

Папа служил в Австрии пять лет. До этого война, пять лет концлагерей.

Тринадцатилетним мальчишкой его угнали немцы из села Соколовка, что на Хмельничщине. Прошёл все круги ада лагерной жизни, три побега. Чуть не потерял ногу, сам вытравливал кислотой лагерный номер, от чего началось заражение. Когда закончилась война, его призвали в армию. Отслужил, стал спортсменом.

Прежний худенький мальчишка превратился в красивого стройного спортивного парня. И нет, чтобы домой, обрадовать свою маму, которая так долго его ждала, что успела состариться в свои сорок с небольшим. Так нет, прямиком поехал в Пензенскую губернию к своей Мане. А Маня и подумать не могла, что к ней первой приедет. И он приехал.

Чтобы произвести особое впечатление, выменял свои армейские значки на деньги, и приехал в деревню Тархово на белой машине. Подъехал к старой покошенной чёрной избе, что на пригорке, вокруг ни деревца, ни сада с огородом, один бурьян. Вошёл в избу, поздоровался. На печке лежал немолодой мужчина болезненного вида, за столом сидел старичёк в рубахе, подпоясанной веревкой. Старичёк этот походил на сказочного персонажа, взгляд лукавый и придирчивый.

Он и спросил солдатика: «А кем вы будете Мане-то? Жаних, али муж?»

«Жаних — ответил солдатик, — а может и мужем стану».

«Вот как, — прошамкал дедушка, — тогда я пойду в кооперацию за чакушкой».

Вот так произошло знакомство с будущими родственниками, с отцом и дедушкой моей мамы.

Маня к этому времени еще не успела вернуться из педучилища. За несколько вёрст каждый день пешком ходила в районный центр, туда и обратно. Когда она воротилась, мама насыпала ей большую алюминевую миску щей. Маня сидит уплетает щи за обе щеки, а затем смутившись, взглянула из подлобья на красивого улыбающегося парня, произнесла: « Чего ты так смотришь? Я смущаюсь».

— «Да вот смотрю и думаю, прокормлю ли я тебя».

Замуж выходила не по большой любви. Не понравился Петя. Маленький, худенький, шустрый. На турнике стал выхваляться, сальто всякие. Не такие ребята нравились Мане. Не было в нем ни важности, ни статности. Как мальчишка, живой уж больно. Маня, напротив, спокойная, серьёзная, степенная. Но ехать в далёкий Дагестан совсем не хотелось. Да и как не крути, каждая девчонка в глубине души мечтает о муже. И перед подружками не удобно.

Расписались они 28 апреля 1951 года. И уехали в Украину, доселе неизвестную чужбинушку. Собрала Маня свои пожитки. Подружки чем могли помогли, подарили пиджак и платье. Чтобы невесту приняли. Кто знает как в этой Украине люди живут. Ехали поездом долго, с пересадками. В поезде у Мани пиджак украли. Солдатик как мог успокаивал и приговаривал: «Я тебе лучше куплю».

Приехали в красивый край, кругом леса хвойные. Избы на наши не похожие. Хатой зовут. Вроде и война здесь прокатилась огнём и разрушением страшным, не то что у нас. Но всё здесь весёлое и жизнь бурлит всеми красками. Хаты побелены, соломой покрыты. Деревья все в цвету. Люди ласковые и смешливые.

Впервые мёд попробовала, чуть не померла. Съела его немало, да водой холодной с колодца запила. В животе всё камнем взялось.

Одним вечером нарядилась Петина сестра Маруся в красивую вышитую блузку, широкую добротную юбку и говорит: «Пiшли до клуба на танцi».

— Пойдём.

— Так щось вдягни красивiше.

— А у меня ничего нет.

— А що там у валiзах?

— Там книжки.

Думаю, что нашли Мане что-то покрасивее, история об этом умалчивает.

Прожили Петя с Маней не столь уж долгую жизнь, 38 лет. Родили троих деток. Хоть и замуж выходила не по большой любви, но на протяжении всей своей жизни она любила своего единственного и неповторимого Петю неземной любовью. Мама без папы прожила один год. Плакала, тосковала, изматывала свою душу. Писала стихи и посвящала их папе. Весна не всегда приносит пробуждение и радость зарождающейся жизни. Иногда она уносит самое дорогое, что у тебя есть. Но пример их жизни и любви я пронесу через всю свою жизнь.

На фото папа и мама.

Автор: Алла Климова

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.76MB | MySQL:86 | 0,210sec