Испытание устрицами

Я видел их в кино. Я читал о них в книгах. Но, когда встретился с ними лицом к лицу, мозг мой запротестовал.

— Они воняют тиной! Они что — из болота?! – возопил он.

И услужливый гарсон проворковал:

— Эти из Нормандии, а эти из Бретани. Они отличаются особым йодированным вкусом.

— Чем?! – ужаснулся мозг. – Мало нам тины, так ещё и йод?!!

— А ты не нюхай! – попытался я его урезонить, но он парировал:

— Заткнёшь нос — не буду!

— Хорошо, — запихнул я в каждую ноздрю по салфетке. — Так лучше?!

— Дет! – гнусаво отозвался этот привереда. — Теберь быколи бне глаза! Потобу что здаешь, что мде это напомидает?!

И, не дожидаясь ответа, выдал мне такую ассоциативную цепочку, с грибковыми ногтями и мокротно-гнойными выделениями, что к нашему диалогу мгновенно подключился желудок.

— Пре-е-екратите! – басовито отрыгнул он. – Или я вам тут такую Бр-е-е-етань устрою!

— Тихо, тихо! – залил я его бокалом белого. И, взяв со льда створку устрицы, усердно заковырял в ней вилкой.

— Ну вот, теперь пальцы дрожат, – попенял я затаившемуся мозгу. – Успокой, а то ведь расплещу.

— И отличдно! – гнусаво проворчал он.

— Что отлично? Забыл сколько нам это стоило?!

— Ладдна, – пошёл он на попятную. – Только этих посоли!

— Устриц не солят, – со знанием дела ответил я.

— А ты посоли! И либон быдаби! Бесь!

— Но тогда мы не почувствуем вкуса.

— Дичего! Дома потом йода выбьем и почувстбуем!

Щедро залив моллюск лимоном, я поднёс раковину к губам, но те упрямо поджались.

— Что теперь-то? – мысленно вопросил я, и мозг гадливо пробурчал:

— Зажбурься!

— Хорошо, — зажмурился я.

— И салфетки поправь! Бодяет!

Запихнув салфетки в нос поглубже, я, наконец, выдохнул, и одним махом отправил содержимое раковины в рот.

— М-б-б-э! М-б-б-э! М-б-б-э! – заметался мозг, максимально раздувая мне щёки.

— Что такое? – всполошился я, ощущая нарастающие желудочные спазмы.

— Ты косдулся этого языкоб! – истерично вопил он. — Сблюнь! Сблюнь небедленно!

— Не буду я сплёвывать! Глотай!

— Не багу! Это бохоже да…

И тут он выдал мне такую ассоциативную цепочку, от которой у меня мгновенно выступил ледяной пот, и я пожалел всех женщин на свете.

— Дёба! Это косдулось дёба!! – продолжал верещать этот истерик. И чем больше я молил его проглотить, тем яростней он требовал: «Сблюнуть!».

— Так, сплюнуть или сблюнуть? – окончательно растерялся я, ощутив, как слёзы подкатывают к глазам, а желудок к горлу.

— Бсё рабно! – визжал он. – Только бысдрее!!!

И когда, вырвав из носа салфетки, я с содроганием выплеснул в них мерзкий, тягуче-скользкий моллюск, мы с мозгом, наконец, облегчённо выдохнули: «А-а-ах!»

И гарсон, приняв это за стон наслаждения, обратился к нам с лакейской улыбкой:

— Позвольте также порекомендовать вам и наше фирменное «Эскарго де Бургонь».

— Чего? – переводя дух, переспросили мы с мозгом.

— Бургундских улиток! – с готовностью пояснил он.

И за нас ему ответил взбешённый желудок.

Автор: Эдуард Резник

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.77MB | MySQL:86 | 0,257sec