Зачем ты с ней возишься? Она же инвалид. Лучше займись здоровыми детьми.

Именно это я постоянно слышала от заведующей садиком, где я работала, в моменты когда я занималась с Викторией. Виктория попала к нам в группу когда ей было почти...

Именно это я постоянно слышала от заведующей садиком, где я работала, в моменты когда я занималась с Викторией.

Виктория попала к нам в группу когда ей было почти два года. Эта группа была ей не по возрасту, у нас только малыши до года и трёх месяцев, но так как у малышки было ДЦП и ряд других отклонений, и она не ходила, заведующая приняла решение отправить ее к грудничкам.

С первого дня Виктория была ей как кость поперёк горла. Отказать этой семье она не могла, из-за закона об инклюзии, действующего в штатах. То есть любой ребенок имеет право на посещение образовательных учреждений. Так вот,отказать не могла, но делала все, чтобы пребывание Виктории у нас в саду было очень не комфортным: забрасывала родителей письмами об отсутствии прогресса у ребенка ( что было ложью), наблюдала постоянно, чтобы мы, воспитатели не проводили с ней лишнюю минуту.

Однажды, в одной частной беседе она обронила:

— Ненавижу эту инклюзию. Инвалидам место дома или в больнице, а не среди здоровых детей. Больные дети отвлекают внимание на себя, тем самым тормозя развития тех, кто в отличии от них, способен на это развитие.

Я такую точку зрения, мягко говоря, не разделяла. Виктория не ходила и не говорила, но сколько нежности и счастья было в ее редких улыбках, сколько силы было в ее попытках ползать на руках! Сколько тёплых минут она подарила нам, воспитателям, когда мы замечали пусть маленький, но прогресс.

Особенно раздражали нашу начальницу кормления Виктории. Ее нужно было кормить пюрированной едой, держа на руках, иногда она могла поперхнуться. Кормления занимали много времени, и если заведующая заходила в эти моменты в группу, она не скрывала своего раздражения.

Зато очень трогательно относились к Виктории одногруппники, казалось бы совсем малыши, но те, кто постарше всегда старались ей помочь. Те детки, которые ходили, спешили принести нашей особенной девочке игрушки или верхнюю одежду, когда мы собирались на прогулку.

В конечном итоге, через 4 месяца, пребывания у нас, под постоянным напором заведующей, родители, а точнее папа (про мамину отрешенность от ребенка, нужно писать отдельную статью) сдался и забрал ребёнка из садика домой. Кто от этого выиграл я не знаю, но мы, воспитатели так успели привязаться к этой девочке, что рыдали навзрыд в день когда она уходила. Особенно печально было слышать позже о том, как сложилась ее судьба дома, но об этом в отдельной статье.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.79MB | MySQL:84 | 0,369sec