Я хотел, чтобы у меня был такой отец как вы

Раздевалка опустела. Тренер ждал Диму, который долго копался, завязывая шнурки на ботинках. Мальчик явно не торопился. — Ты что-то не собранный какой-то сегодня. Играл плохо. Отвлекался. У тебя...

Раздевалка опустела. Тренер ждал Диму, который долго копался, завязывая шнурки на ботинках. Мальчик явно не торопился.

— Ты что-то не собранный какой-то сегодня. Играл плохо. Отвлекался. У тебя всё в порядке? – Павел Сергеевич не дождался ответа.

Теперь Дима никак не мог застегнуть куртку. Сопел и дёргал заевшую молнию. Тренер потерял терпение.

— Дай помогу. – Он присел на корточки перед Димой и быстро справился с замком молнии. – Ну что, так и не скажешь, что у тебя случилось? – Павел Сергеевич заглянул в глаза мальчику.

Дима исподлобья посмотрел на тренера. Павел по глазам понял, что мальчишка не скажет, боится или стесняется.

— Ну, хорошо, пойдём. Мы и так с тобой одни тут остались. — Он оглядел раздевалку, выключил свет и запер дверь.

Тренер старался идти в ногу с Димой. Их шаги в унисон выстукивали гулкую дробь по полутёмному пустому коридору. В окне за их спинами уже синели сумерки. Павел Сергеевич отдал ключи вахтёру и расписался в журнале. Он положил руку на плечо Диме, и они вышли из здания спортивной школы. На улице уже зажглись фонари, по проезжей части мчались сплошным потоком машины.

— Павел Сергеевич. — Дима сделал паузу, раздумывая, сказать правду или нет. – Я не поеду в субботу на соревнования. У нас денег нет.

— Ты что? Расстроился, что я отругал тебя сегодня за вялую игру? Мне некем тебя заменить. Степан ногу сломал, а Максим только мешать будет на поле. Ты же в основном составе команды. Я и так рассчитал всё по минимуму.

— Правда? В основном? – Глаза Димы на миг загорелись радостным огнём, а потом потухли.

— Что-то ты мне не договариваешь, парень. Ладно, не хочешь, не говори. Дальше сам добежишь, близко уже. Мне на автобус надо. Да, и на тренировку не опаздывай послезавтра. Времени совсем мало осталось до соревнований.

Дима попрощался и побрел домой, всё так же понуро опустив голову. Павел проводил его задумчивым взглядом. «Что-то с мальчишкой происходит. Всегда шустрый, а тут еле ноги волочит. Надо бы зайти, узнать, что у него дома. Сегодня видел у него на плече не просто синяк, а от пальцев. Завтра же поговорю с его матерью». Павел дошёл до остановки как раз в тот момент, когда подъехал его автобус.

Следующим вечером не было тренировки, и Павел Сергеевич отправился к Диме домой. Адрес взял у секретаря спортивной школы. Шёл медленно, наслаждаясь тёплой октябрьской погодой. Под ногами шуршали опавшие листья.

После травмы ноги играть в сборной по футболу Павел не мог, ушёл на тренерскую работу в детскую спортивную школу. Зарабатывать стал существенно меньше. Начались ссоры с женой на почве нехватки денег. Павел стал подрабатывать ночным сторожем на складе, недалеко от дома.

— Нет денег, теперь тебя ни днём, ни ночью нет дома. Зачем мне такой муж? – кричала жена, собирая вещи.

Она забрала дочку и ушла. Он думал, к маме, но когда пришёл навестить Аришу, дочку, узнал, что жена давно встречалась с каким-то бизнесменом.

— Ты сам виноват, вечно на сборах, в разъездах. А Вика молодая, ей внимание нужно, — объясняла мама жены.

Павел теперь жил один, домой приходил только ночевать. Запер в кладовке оставленные женой детские игрушки, чтобы не выть по ночам, натыкаясь на них взглядом. Запер для всех своё сердце.

Дверь ему открыл мужчина, явно хорошо поддатый. Был он чуть ниже Павла, в мятой футболке с пятнами на груди, в растянутых спортивных штанах и босиком. Подбородок зарос щетиной. Мутный взгляд с трудом сфокусировался на лице Павла.

— Тебе чего? – спросил пьяный, держась за дверь и покачиваясь.

— Я тренер Димы. Могу я видеть его маму? – Слова Павла медленно доходили до пьяного мужчины.

— А чего Димка натворил? Я его отец. Говори мне, я живо с ним разберусь.

— Ничего не натворил. Просто пришёл поговорить с Димой и его мамой. – До Павла многое начало доходить.

— Ну… — мужчина икнул, — проходи. Димка у себя. – Он махнул рукой в сторону, а сам пошёл в кухню напротив прихожей. – А мамка его вроде ещё не пришла с работы. – Услышал Павел, снимая ботинки.

Он постучал в дверь Диминой комнаты и, не дожидаясь ответа, толкнул её внутрь.

— Можно?

Дима поднял голову от учебника. Его испуганный взгляд заметался по лицу Павла.

— Здравствуйте, Павел Сергеевич. – Дима снова уткнулся в учебник.

— Зашёл познакомиться с твоими родителями. Извини, не предупредил. Уроки учишь? – Павел подошёл к столу и заглянул в учебник. — Серьёзный предмет. Учи, не буду мешать. – Павел положил ладонь на голову Димы и провёл по волосам.
Слева от макушки явственно выступала большая шишка. Дима втянул голову в плечи.

— Больно? Извини. Вроде на тренировке не падал, мячом по голове не получал. Кто тебя так? – спросил Павел, а сам уже догадался.

— Никто, упал.

— Макушкой? Голову беречь надо. Сотрясение мозга получишь, играть не сможешь. — Выходя из комнаты, Павел столкнулся с молодой женщиной.

Она ойкнула от неожиданности и отступила назад. Измученное выражение её лица не вязалось с густыми, торчащими в разные стороны, мелкими непослушными кудряшками волос.

— А я смотрю, в прихожей чужая куртка висит. Вы… – Она беспокойно переводила взгляд то на Диму, то на Павла.

Павел представился.
— Анна. Что мой сын натворил? – Заволновалась она.

— Ничего. В субботу мы едем на соревнования. Хотел Диму в основной состав поставить, а он говорит, у вас денег нет.

— Как нет? Я дала ему три тысячи. На дорогу и… Дима? — Анна посмотрела на сына, беспокойно теребя ручки сумочки.

— Я хотел тебе сказать… Он, — Дима мотнул головой в сторону двери, — вытащил из рюкзака деньги. – Дима ещё ниже склонил голову над учебником.

— Ах, ты… Я всё гадала, на какие деньги второй день пьёт, паразит. – Анна развернулась и вышла из комнаты.

Вскоре Павел с Димой услышали крики. Потом мать вскрикнула, и Павел бросился вон из комнаты. Дима рванул за ним следом. Анна в кухне сидела на стуле, на скуле её алел след от удара.

— А ты кто такой? Домой привела любовника, шалава. При живом муже. Убью! — Мужчина замахнулся, и Анна обхватила голову руками.

Павел перехватил руку пьяного мужчины. Они с ненавистью мгновение смотрели друг на друга. А потом отец Димы по-бабьи заверещал:

— Убивают! В собственном доме…

— Не связывайтесь с ним, уходите, — тихо сказала мать Димы, глядя умоляющими глазами.
Павел отпустил пьяного.

— Вы знаете, что у Димы на плече следы от пальцев, а на голове… — Начал он, но увидел слёзы на глазах Анны и замолчал. — Хорошо, я уйду. Но вы подвергаете опасности жизнь сына и свою. — Усталый и потерянный взгляд матери Димы красноречиво говорил, что она знает, но ничего не может изменить.

Павел наклонился, обуваясь в прихожей, Анна стояла в дверях. Вдруг сзади послышался грохот падающего стула и крик Димы:
— Мама!

Женщина закрывала собой проход, и Павел не видел, что произошло. Только Анна вдруг осела на пол, схватившись за бок. Под её ладонями ткань платья окрасилась в красный цвет. Над ней застыл муж, держа в руке окровавленный нож. Выпученными от страха и удивления глазами, он уставился на растущее красное пятно на платье жены.

Павел отнял нож, увёл обмякшего мужчину в кухню и вызвал полицию. Диму он забрал на ночь к себе. На следующий день они вместе пришли в больницу навестить Анну. Она спала. Непослушные кудряшки покрывали подушку вокруг головы. Бескровные губы сливались с бледным цветом кожи лица. Увидев мать, Дима крепко ухватился за руку Павла.

— Держись, парень. Поправится твоя мама, — тихо сказал Павел.

Анна будто услышала, открыла глаза и обрадовалась, увидев сына. Павел не стал им мешать, вышел из палаты. Потом Дима позвал его назад. Анна сдержанно поблагодарила его, что не бросил сына. Сказала, что вечером приедет её мать, бабушка Димы. И смотрела, словно ждала чего-то.

— Вашего мужа посадят, если, конечно, вы не будете настаивать, чтобы я забрал заявление. Будет пить дальше, и бить вас обоих, пока…

— Не будет, – перебила Павла Анна. — Давно надо было решиться и уйти от него. Он ударил меня в живот, ребёнок погиб. — Она отвернулась к окну, на глазах выступили слёзы. – Каждый раз просил прощения, обещал, что бросит пить. Вот до чего дошло, деньги у сына стал воровать. Стыдно-то как. – Анна всхлипнула.

— Доктор сказал, что опасности для жизни нет. Вы не против, если Дима поедет на соревнования? Всего на два дня. Я прослежу за ним.

— Да. Только… у меня нет денег, — Анна шмыгнула носом.

— Это не проблема. Не думайте. Отдыхайте.

Отцу Димы дали четыре года за нанесение тяжких телесных повреждений. Анна вышла из больницы, поправилась, похорошела, часто встречала сына после тренировки.

— Павел Сергеевич. Вам нравится моя мама? – однажды спросил Дима.

— Нравится. Только у тебя есть отец. Что он сделает, когда выйдет, как ты думаешь?

— Мама подала на развод. Отец подписал бумаги. Я его ненавижу. Он пил и бил маму. – Дима поправил лямку рюкзака. – Я хотел, чтобы у меня был такой отец, как вы, Павел Сергеевич, — тихо добавил Дима.

Павел грустно усмехнулся.

— Скорость хороша в футболе, но в жизни она может навредить. Поспешишь…

— Знаю. Людей насмешишь, – продолжил фразу Дима.

Павел и Анна нравились друг другу. Но поженились, только когда отец Димы вышел из тюрьмы и не стал пытаться возвращать семью.

Любовь исцеляет людей. В каждом из нас, как в капле, таится часть моря, вселенной. Когда капля соединяется с другой, образуется море.
Фильм «Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь»

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.72MB | MySQL:84 | 0,200sec