Вещи с «дурной» энергетикой

— …Мама мне сказала сразу: ни одной вещи для ребенка от золовки не бери, не нужно! – рассказывает двадцатилетняя Дарья. – Сами, говорит, купим все, что надо… Вещи у них, конечно, хорошие, дорогие, добротные: люди они состоятельные, в отличие от нас. Но проблема в том, что ребенок у них болен! А мама очень верит во всякое непознанное и говорит, что вещи, особенно детские, сохраняют и передают энергетику. А значит, и проблемы. Оно нам точно не надо…

Даша с Егором – студенты, познакомились прошлым летом, работая волонтерами на футбольном чемпионате. Егор старше Даши на пару лет, в следующем году заканчивает институт. Какое-то время молодые люди встречались, а пару месяцев назад выяснилось: Даша ждет ребенка.

Трудностей ребята не испугались, решили в таком случае жениться и рожать. Раньше немного, чем планировалось, но, видимо, судьба такова. У Даши отрицательный резус, делать аборт ей крайне нежелательно. В конце концов, Егор уже подрабатывает вовсю, да и диплом у него на носу. И родители охотно согласились помогать. Мать и отец Егора сняли молодым в аренду студию в новостройке. Общими усилиями жилье отмыли, привели в порядок, привезли туда самую необходимую мебель для жизни: диван, шкаф, пару стульев, комод.

Дашина мама обещала взять на себя помощь с малышом: работает она два через два, в дни, когда не сможет сидеть сама, будет нанимать няню.

Так что все как-то более-менее устроилось. Вплоть до того, что потенциальная свекровь сказала, чтоб и детские вещи ребята не покупали. Приданым для малыша готова поделиться тридцатичетырехлетняя сестра Егора, Мария.

Машиному сыну Никите четыре года, и ребенок он у своих родителей очень долгожданный, рожденный после многих неудачных попыток в результате ЭКО. Когда беременность, наконец, случилась, вся семья была на седьмом небе от счастья. Мария берегла себя и носила, как хрустальную вазу, но доктор уверяла, что малыш развивается совершенно нормально. Нет никаких отклонений, даже вот и придраться не к чему. Маша не отекала, и давление, и вес были всегда в норме, все анализы – как у космонавта, все скрининги – как по учебнику.

Потом были роды, абсолютно беспроблемные и совсем не тяжелые, в результате которых на свет появился, по заявлениям врачей, нормальный здоровый малыш.

К рождению сына Машин муж и родственники купили все самое наилучшее, не глядя на цены. Дорогую итальянскую кроватку с комодом, самую лучшую коляску, всякие видеоняни и подогреватели, костюмчики и бодики, комбинезоны и конверты…

— Я, конечно, подробностей особо не знаю, расспрашивать неудобно, но говорят, что первые полгода малыш развивался отлично, — рассказывает Даша. – Лепетал, переворачивался, брал игрушки. А потом что-то произошло. Ребенок перестал делать то, что уже умел – улыбаться, взаимодействовать с людьми, интересоваться окружающим миром, произносить звуки… Побежали по врачам, через какое-то время им поставили диагноз – аутизм…

Сейчас Марии не позавидуешь: бросив все остальные дела в жизни, она пытается максимально реабилитировать сына. Таскает малыша по логопедам и нейропсихологам, пробует разные методики, возит и к лошадкам, и к дельфинам, и в бассейн, тратит на все это кучу сил, времени и денег. При этом результаты весьма скромны. У мальчика инвалидность, и контраст с обычными детьми все больше очевиден.

— Еще недавно золовка была полна оптимизма, планировала вылечить сына, отдать в обычную школу! – рассказывает Даша. – Но в последнее время как-то опустила руки. Позвонила нам с Егором, сказала, что вещи все отдаст! Хотела, мол, оставить для себя, попытаться родить второго, но теперь оставила эту идею. Второго ребенка, даже если он будет здоровый и беспроблемный, потянуть она просто не сможет! А уж если и со вторым что не так, тогда это вообще дело швах. Так что не будут и пытаться…

И для Даши с Егором был бы хороший выход не тратиться на детское приданое, тем более, и денег у них особо нет. Но мама сказала Дарье строго-настрого – у золовки ничего не брать, ни под каким видом. Не нужно, мол, вещи больного проблемного ребенка использовать для своего. Ничем хорошим это не кончится.

Мама даже сама готова купить вещи, хоть и небогата.

И все бы ничего, но как отказаться от вещей так, чтоб не обидеть? Егор крутит пальцем у виска – мол, ерунда какая-то суеверная, радоваться надо, что вещи нам отдают, и благодарить. Блажь об энергетике просит выбросить из головы.

Да и вообще, как сказать Марии, которая сейчас вдохновенно перебирает и перестирывает крохотные вещички, готовя их с чистым сердцем для будущего племянника, что они – плохие, с больной энергетикой? Это будет как удар в лицо, конечно же.

С другой стороны, мама точно уверена, что вещи больного ребенка брать нельзя. Может, это и ерунда. Но ставить эксперименты на собственной судьбе Даше как-то не очень хочется…

Как быть в такой ситуации? Что думаете?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.9MB | MySQL:82 | 0,273sec