Уровень счастья в отдельном коллективе

Когда Лена была в восьмом классе, к ним в школу приходил врач, проводил беседу о профилактике болезней.

— Прислушивайтесь к себе, — призывал он, подкрепляя призывы страшными примерами из собственной практики, когда кто-то там вовремя не прислушался, а потом уже и смысла в прислушивании не было — напрасные хлопоты.

Информация камнем упала на неокрепшую подростковую психику и произвела в ней необратимые изменения. Лена полюбила медицину на всю жизнь. Ну, не в смысле — выйти из операционной и, устало сняв хирургическую маску, сказать бледным трясущимся родственникам: “Будет жить”. Лена полюбила прислушиваться.

С возрастом это чувство только крепло, Лена все чутче прислушивалась к разным органам и частям своего тела и к тридцати годам превратилась в перманентный кошмар поликлиники номер 14. Потому как ежели человек что-то узнал, ему, как правило, не терпится поделиться узнанным с другими и высказать свои авторитетные соображения по данному поводу.

Частей и органов в теле — хоть завались, и в 14-й поликлинике только уролог-андролог мог позволить себе ходить гоголем — на его счастье предстательной железы у Лены не случилось. Хотя, может, Лена плохо прислушалась.

Все было еще относительно терпимо до того, как Лена начала смотреть сериал о докторе Хаусе. Уже после первых серий она потребовала у стоматолога направление на МРТ — ей показалось, что вероятный парадонтит вот-вот перейдет в возможный гингивит, и именно МРТ может подтвердить зловещие перспективы.

В общем, появление Лены вызывало стон и скрежет зубовный у всех — от закаленных девиц из регистратуры до самой заведующей. Ну разве что уролог-андролог… Впрочем, я об этом уже говорила.

Невропатолог Роман Петрович за несколько Лениных визитов взалкал публично отречься от клятвы Гиппократа, но долг в его душе пересилил, и он стал предельно внимателен к старушкам, таскавшимся к нему, как на работу, ибо чем больше старушек — тем меньше места для Лены.

Старушки хоть и не сразу, но оправились от потрясения и накатали благодарственное письмо в министерство здравоохранения, следствием чего явилось выдвижение Романа Петровича на звание “Лучший по профессии”, сопровождаемое вполне приличной премией.

Пообщавшись с Леной, молодой специалист отоларинголог Катя бегала в соседний кабинет к терапевту Анне Михайловне пить успокаивающие капли и наткнулась там как-то на сына Анны Михайловны, бизнес-аналитика Арсения, случайно заехавшего к матери. Надо сказать, очень удачно наткнулась.

А опытный гинеколог Тамара Львовна решила не откладывать на завтра и завести ребенка, что дало бы ей три года декрета и спокойной жизни без Лены (Лена как раз прочла учебник по гинекологии и, благодаря ему, обнаружила у себя еще массу мест, к которым следовало прислушиваться).

Ребенок один заводиться не пожелал, и Тамара с мужем стали счастливыми родителями сразу троих — Темы, Егорши и Феденьки, а также счастливыми обладателями отличной квартиры, выделенной им горисполкомом абсолютно бесплатно.

Да что там говорить. Лаборантка Галя, которую Лена обвинила в подтасовке результатов анализа крови в смысле завышения уровня тромбоцитов, который был, несомненно, понижен, что четко указывало на апластическую анемию, так вот Галя, наплакавшись от обиды, вдруг сдуру позвонила бывшему мужу, а он не только выслушал все ее жалобы на жизнь, но и предложил попробовать восстановить отношения.

— Ну куда тебе без меня, — вздохнул бывший муж, — тебя ж любой норовит обидеть.

А уборщица Саватеева неожиданно бросила пить. Хотя, возможно, это и не было связано с Леной напрямую.

И только уролог-андролог до сих пор не осенен всеобщей благодатью. Хотя — не стоит отчаиваться. В соседний с поликлиникой дом переезжает Николай Д., одноклассник Лены. Та давнишняя беседа о профилактике и на него произвела огромнейшее впечатление.

Автор: Наталья Волнистая

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.9MB | MySQL:82 | 0,306sec