Тебя мне Бог послал, а я не поняла, прости!

Анна была довольна собой. Похоронив мужа, она смогла взять себя в руки, и всю энергию направила на воспитание двоих сыновей. Учились они хорошо, со школой проблем не было,...

Анна была довольна собой. Похоронив мужа, она смогла взять себя в руки, и всю энергию направила на воспитание двоих сыновей. Учились они хорошо, со школой проблем не было, не хулиганили, помогали по дому, когда поздно возвращалась с работы, они сами готовили ужин и ждали ее.

Артем с четвертого класса посещал художественную школу, преподаватель хвалила его, говорила, что из него получится хороший художник.

Первым, закончил школу Артем, у него уже было написано несколько небольших картин, его сразу приняли в художественный колледж.

Анна очень гордилась сыном, еще бы, художники много зарабатывают, значит, жизнь у Артема будет обеспеченной, сможет и квартиру купить и машину и обеспечить свою семью всем необходимым. А в Художественную Академию поступит потом, когда начнет писать картины и когда появятся деньги, чтоб ездить на сессии, у них в городе был только колледж.

После колледжа Артема забрали в армию, а тут и Макс пошел учиться в механический колледж.

Про институт или университет и разговора не было, понимали, что матери сложно будет их тянуть, хоть и получала на ребят деньги по потере кормильца и сама работала, но жили все равно скромно.

Прошло время, Макс отслужил в армии, оба начали работать, время шло, а ребята не женились.

Артем устроился в кинотеатр художником, зарплата была маленькая, а писать картины не хотел.

Анна не раз заводила разговор, спрашивала, почему не пишешь, говорил, что таланта нет. Она ничего не понимала в живописи, но его картины, написанные во время учебы, в доме были, и Анна считала, что они даже очень хорошо написаны.

Максим тоже не радовал. Устроился наладчиком, какого то оборудования, но завод закрылся, и он тоже остался не у дел.

Жить стало тяжело, Артем после зарплаты покупал немного продуктов, зарплата Анны вся уходила на оплату коммунальных услуг и на продукты, Максим был в постоянном поиске работы, если и устраивался на работу, то ненадолго.

Анна не знала, как свести концы с концами, ее зарплата бухгалтера была совсем небольшой, и она мечтала скорее выйти на пенсию, чтоб к зарплате еще была бы и пенсия.

Дома начались ссоры.

Она заставляла Артема начать писать картины, но он мало того, что не брался за кисть, так еще и начал частенько с работы приходить пьяным.

Анна была в отчаянии, она устала от безденежья, устала от стирки, глажки, она уже хотела просто тихонько жить одна, но их трехкомнатную квартиру даже на две однокомнатные поделить было нельзя.

Так прошло еще два года.

Артем стал поговаривать, что собирается жениться, Анна была рада, что, наконец — то хоть один уйдет, все будет спокойней и ей работы поменьше. Она и предположить не могла, что он приведет жену в квартиру, думала, пока будут снимать, а потом купят.

А он привел ее в квартиру. Причем они не расписались, просто пришли с ее вещами, сказали, что они решили жить вместе, и будут жить в квартире, так как другого жилья у них нет.

Зина, так звали девушку, быстренько занесла сумки в комнату к Артему и, по — хозяйски начала орудовать на кухне.

Она быстро накрыла на стол, достала из пакетов, колбасу, сыр, рыбу, поставила на стол две бутылки водки, бутылку шампанского, быстро нарезала салат, еще что то и пригласила всех к столу. Анна извинилась, что ни чего к столу не приготовила, Артем не предупредил, что будут гости.

Новоиспеченная жена, тут же заявила, что она не в гости пришла, она жена Артема и теперь тоже здесь полноправная хозяйка.

Анна посидела за столом совсем немного, она не могла смотреть, как Артем опустошили с женой бутылку водки и взялись за вторую.

Она ушла к себе в комнату, Максим зашел следом.

— Максим, ты знал, что он приведет ее к нам.

— Он мне вчера сказал, так, мимоходом, я думал, что он пошутил.

— А кто она, ты ее знаешь? Мне кажется, что она старше его, вид у нее подержанный.

— Она работает вместе с ним и еще подрабатывает, проводит свадьбы, мероприятия всякие.

— Все ясно, это и видно, сразу в дом вошла без тени стеснения, как к себе домой. Максим, я устала, у меня уже сил с вами нет!

— Мама, успокойся, я то не пью, работаю, не хотел тебе говорить, но я, возможно, скоро буду ездить на Север по вахтам работать.

Месяц буду или два на Севере, а потом столько же буду отдыхать.

Не хотел раньше тебе говорить, вдруг не получится устроиться.

Пока они разговаривали, в кухне уже началось веселье. Артем с Зиной оживленно разговаривали и громко смеялись.

Спать они ушли к двум часам ночи.

На следующий день Анна не стала выходить из комнаты, пока они не ушли.

Она вышла на кухню и увидела, что вся посуда стоит на столе, две пустые бутылки из — под водки валяются на полу.

В квартире стоял стойкий запах перегара.

Анна села на стул и заплакала.

Как же она упустила тот момент, когда Артем стал неуправляем?

Она вспоминала и не могла понять, где же, в какое время наступил тот момент, когда он из хорошего паренька стал превращаться в пьющего, ничтожного человека?

Анна вытерла слезы и стала мыть посуду.

Прожили они вместе целый год! Вечером они ужинали обязательно со спиртным, в те вечера, когда Зина проводила свадьбу или еще где то задерживалась, в квартире было тихо и спокойно.

Максим, все – таки устроился на Север, и его не было дома по два месяца.

Однажды Зина сказала, что уехала от родителей подальше, у нее очень строгий отец, в прошлом военный, у него все по струночке, не забалуешь.

Зина пришла с работы расстроенная, сказала, что у нее заболел отец, он ухаживал за матерью и им придется ехать к родителям.

— Папа приказал ехать домой, попробуй не выполнить приказ! Артем согласен ехать, так что мы оба увольняемся и уезжаем.

Первое время поживем у родителей, но это недолго, будем искать жилье.

Анна не подала виду, заболел отец, это плохо, но было бы замечательно, если б они уехали оба, и навсегда, она не верила, что наконец избавится от них.

Через неделю они собрали вещи и уехали.

Радости Анны не было предела!

Максим еще месяц будет на вахте и она, наконец, отдохнет.

Анна дождалась выходного дня и начала генеральную уборку, ей не хватило двух дней, чтоб все перемыть.

Анна была счастлива, дома покой, чистота, как и прежде.

Максим по характеру был другой, и Анна успокоилась, только иногда вдруг возникала тревожная мысль, а вдруг вернутся?

Артем позвонил только через месяц, сказал, что устроился художником в два места, сожалел, что не взял мольберт. Зина тоже нашла работу, ему от работы дали жилье, две комнаты соединенные в одну в общежитии, дом родителей Зины рядом. Родители живут в частном доме, они с Зиной помогают им по хозяйству, родители оба болеют. Сказал, что они с Зиной решили расписаться, и еще сказал, что ему понравился отец Зины, засмеялся и сказал, что он прямо главнокомандующий в семье. Сказал, что уже ездил с батей за грибами и на рыбалку.

Артем был трезв, разговаривал, как и прежде.

Господи, спасибо, ты услышал мои молитвы!

Анна успокоилась, Максим хорошо зарабатывал, стали делать ремонт в квартире.

Не хватило клея для обоев, Максим поехал в магазин, Анна готовила стены под наклейку, она уже все сделала, Максим не возвращался.

Забеспокоилась, подошла к окну и стала смотреть. Так и стояла часа два, пока не показался Максим, причем не один, а рядом с ним шла беременная женщина, причем, срок, видно, был большой, женщине было тяжело идти, Максим в одной руке держал сумку, другой поддерживал ее.

Анна открыла дверь и отступила назад, у нее не было сил даже спросить, откуда эта женщина?

— Мама, ты не волнуйся! Это Вика.

— Это будет твой ребенок?

— Мама, подожди, все по — порядку! Я не буду тебя обманывать, это не мой ребенок, мы с Викой познакомились на остановке и я решил, что она будет жить у нас. Мы поженимся, ребенка сразу же запишем на меня.

— Ты с ума сошел? Ты ее совсем не знаешь! Как можно записать чужого ребенка на себя? Вы загоните меня с братцем в могилу!

Вика стояла, опустив голову.

— Ну, а ты, что молчишь?

— Мне нечего сказать, я вас понимаю, и если вы настаиваете, я сейчас же уйду.

— Да, я настаиваю, я настаиваю, чтоб ты ушла, — закричала Анна.

— Мама, отойди, что мы стоим в коридоре, Вика устала, ей необходимо отдохнуть! И ни куда она не уйдет! Она останется здесь!

Максим взял ее за руку, другой рукой подхватил сумку и увел ее в свою комнату.

Анна ушла в кухню, села за стол и заплакала.

— Что ж вы творите? Вырастила вас одна, всю жизнь на вас положила, а от вас, что хорошего видела? Артем со своей Зиной, всю душу вымотали, ну все, думала поживу спокойно, так нет, теперь ты привел в дом неизвестно кого, да еще ребенок будет кричать, причем, чужой ребенок!

Максим, одумайся, пока не поздно!

Максим зашел в кухню, прикрыл дверь и сел напротив нее.

— Мама, тихо, пусть Вика отдохнет, она устала.

— А обо мне подумал? Я не устала? Только думала, что все позади, отдохну, скоро на пенсию уйду, буду жить в тишине и покое, так нет, теперь ты устроил!

— Мама, ну, что я устроил?

— Ты привел чужую женщину с чужим ребенком! Я хочу покоя! Понимаешь, просто хочу покоя! Чтоб в доме не было, ни пьянок, ни шума, чтоб было тихо, чтоб не ревел по ночам ребенок! Ты меня понимаешь?

— Понимаю, подожди немного, вот родится ребенок, чуть подрастет, и мы уйдем, я хорошо зарабатываю, куплю квартиру, пусть самую маленькую и мы уйдем.

— Ты для чужого ребенка возьмешь квартиру?

— Почему для чужого, он будет моим.

— Ты точно сошел с ума! Ты же ее не знаешь! Вдруг она мошенница?

— Мама, ты веришь в любовь с первого взгляда?

Анна смотрела на него, как на умалишенного.

— Ты точно сошел с ума, — сказала она, вытерла слезы, достала из холодильника кастрюлю, поставила на газ.

— Не знаю, кто она и знать не хочу, но в ее положении надо много есть, она, наверное, голодная, корми, там еще сыр есть, колбаса, а я пойду, отдохну.

— Вот сейчас я узнаю свою маму!

Максим хотел поцеловать мать, но она отстранилась и ушла к себе в комнату.

Через неделю Вика родила сына. Максим мотался по детским магазинам, покупал все необходимое для ребенка.

В честь Максима назвали ребенка Максимом, и появился в квартире новый жилец – Максим Максимович.

На удивление ребенок был спокойным, ночами не плакал и днем лежал спокойно, но Анна, все равно принять его не могла.

Вика оказалась хорошей хозяйкой, чуть отошла после родов и начала готовить, убирать и все ловко у нее получалось, быстро и без суеты. Она была прямой противоположностью Зины, но Анна не могла смириться с тем, что они обе вероломно ворвались в ее жизнь, и как не любила Зину, так же не любила и Вику.

Максим ездил на Север, Вика все время была дома, иногда выходила в магазин, пока Максимка спал, а тут стала часто уходить из дома. Соберет Максимку и молчком уходит. Анна и раньше с ней не очень разговаривала, а сейчас и вообще разговаривать перестала.

Где то за неделю до приезда Макса, она перестала уходить. Если и выйдет, то только погулять с ребенком.

Анна ждала Макса! Уж она ему все расскажет! Пусть спросит, куда это его, с позволения сказать, супруга уходила из дома с ребенком? Может, к настоящему отцу ездила показать ребенка?

Дождалась Макса, сели обедать, Анна выждала момент и спрашивает

— Вика, а ты ни чего рассказать не хочешь?

— Хочу, сказала Вика, — достала из кармана и положила на стол ключи.

— Это ключи от квартиры, которую мне выделили.

Анна вопросительно посмотрела на нее.

— Я из детдома, мои родители погибли, когда мне было два года, я их не помню. Вот мне выделили квартиру, правда, пришлось поездить и квартира однокомнатная, но я, думаю, втроем мы поместимся, а там видно будет!

— Так ты, поэтому не хотела расписываться? Почему ни чего не говорила?

— Да, я боялась, что не дадут, я уже два года ходила по всем инстанциям и вот дали, правда, переехать можно не раньше, чем через два месяца, дом новый, еще есть недоделки, но посмотреть квартиру можно, номер квартиры знаю и ключи есть.

Анна молчала, ей было стыдно! Как хорошо, что она не успела ни чего сказать Максиму, но Вика то все поняла. Как стыдно!

Максимка проснулся, Макс сорвался с места, слышно было, как он разговаривает с ребенком, потом вошел в кухню и сел с ним за стол.

— Вы сидите, я отдохну, завтра на работу.

Анна ушла к себе в комнату, села в кресло.

Боже, мой, как стыдно! Ну, Вика молодец, даже виду не подала, а поняла, конечно, сразу, что я хотела услышать от нее.

Анна задумалась.

Видела, что Вика хорошая жена и хорошая мать, но сердце к ней не поворачивается, так же, как и к Зине. И Максимку я не могу полюбить, хороший ребенок, красивый, как куколка, но нет к нему никаких чувств.

И он, наверное, чувствует это. Он всегда улыбается, но когда я подхожу, улыбка сходит с его красивого личика и он внимательно и вопросительно смотрит на меня. У меня такое чувство, что он ждет, когда же в моих глазах он увидит любовь.

Анна поднялась с кресла.

— Вот навыдумывала, так навыдумывала! Пойду, помою посуду, пусть идут к себе, а то не уйдет, пока все не перемоет.

Наконец — то, она скоро останется одна в квартире! Ничего, потерпеть немного осталось, дольше терпела.

Через два месяца погрузили вещи в машину.

Максим уехал выгружать вещи, Вика с ребенком еще осталась в квартире. Она помыла пол, навела порядок, торопилась, старалась сделать все, чтоб успеть до возвращения Макса.

И когда уже стояли в коридоре, перед выходом, Вика передала Максимку в руки Макса.

— Анна Сергеевна, спасибо вам за все! Простите, если обидела вас, честное слово, я не хотела. Не обижайтесь на меня!

Она обняла Анну.

— Да, ладно, чего уж? Ты меня тоже должна понять. Не обижайся, приходите в гости, всегда буду рада.

— Спасибо! Разложим вещи, и Максим приедет за вами, вы можете в любое время приходить к нам, мы будем очень рады.

Анна села в свое любимое кресло.

Все! Она осталась одна, теперь всегда будет покой, тишина. Дождалась!

Так прожила Анна много лет одна в тишине и покое, как и мечтала всю жизнь, ее не тяготило одиночество.

Прошли годы, внук уже учился в университете, Максим все еще работал на Севере, они каждый год улетали отдыхать на море, а в этом году поехали на машине в Сочи, Макс не захотел ехать.

Через два дня им сообщили, что произошла авария, и Максим с Викой погибли.

Анна всегда считала, что когда с ней жили сыновья с женами, это была черная полоса в ее жизни, сейчас только она поняла, что прежде черной полосы в ее жизни не было, черная полоса наступила сейчас.

Похоронами занималась Зина, Анна безучастно сидела в своем кресле и молчала, плакать она уже не могла.

После похорон Зина с Артемом собирались пробыть у нее до девяти дней, она оставалась одна.

Одна! Всю жизнь мечтала быть одной и вот сейчас она действительно осталась одна и единственный не любимый внук.

Анна поднялась с кресла, вошла в кухню, где сидели Зина, Артем и Максим.

— Максим, я тебя прошу, не бросай меня одну, переходи ко мне, занимай любую комнату, не оставляйте меня одну!

Она заплакала.

Максим подошел к ней, обнял.

— Бабушка, родная, не плачь, конечно, я тебя не оставлю. Как только дядя Артем уедут, я сразу же с вещами перееду к тебе. Не, плачь, ты не одна, пусть дядя Артем далеко, но я то, здесь, рядом.

Я всегда буду рядом!

Прошло еще несколько лет. Анна стала часто болеть, отказывали ноги, и Максим все делал по дому сам, ухаживал за ней.

— Максим, помоги мне пересесть в кресло.

— Баба я ухожу часа на четыре, ты устанешь сидеть. Ничего, подожду, попытаюсь сама перебраться на кровать, поставь кресло рядом с кроватью.

— Поставить то, поставлю, но ты дождись меня.

Анна сидела в своем любимом кресле.

— Боже мой, сколько раз я сидела в этом кресле и мечтала остаться одной, чтоб ни кто мне не мешал.

Она задумалась.

— Исполнилась моя мечта и что я счастлива была до трагедии с Максом и Викой?

— А может все дело во мне? Может и не ребята виноваты были?

А в чем их вина? Ну, привел Артем Зину и что? Да, выпивали, но я всем своим видом показала, что они здесь не нужны, а может, надо было просто разговаривать с Зиной, с Артемом, принять ее, как дочь, может, и было бы все по — другому. Живут же они рядом с родителями Зины, и как говорит Зина, Артем с ее отцом проводит больше времени, чем с ней и называет отца — батей. Отец рыбак и Артем от него не отстает. И Зина, когда приезжали, всегда привозит много гостинцев и крутится в кухне, как белка и готовит и убирает и не выпивают. Вот детей у них, почему то нет.

А может, я виновата, что у нас с ней была взаимная неприязнь.

А с Викой? Конечно, я была возмущена. Познакомиться на остановке с беременной женщиной, может, помог сумку нести, посидеть в забегаловке пару часов и заявить, что ребенка признает своим. Конечно, я была возмущена.

Но потом, со временем, я видела, что Вика порядочная, ответственная, что любит и сына и Максима, я все равно не приняла ее и не хотела видеть ее положительные качества, не хотела.

А как я пыталась меньше общаться с внуком, я видела, что он любит меня, но я все равно, была холодна и старалась ограничить общение.

Почему?

Не знаю! У меня нет ответа на этот вопрос.

Анна долго сидела, потом задремала.

Вдруг она резко открыла глаза.

— Все очень просто! Я эгоистка, я не хотела ни кого впускать в свое сердце, я не хотела ни о ком думать, переживать, для меня, свое состояние, свой покой был превыше всего. Я во всем виновата, только я и ни кто другой!

Чего не хватало Вике? Домашнего тепла, она прожила всю жизнь в детдоме, ей не хватало мамы, родного человека, а я не захотела стать ее мамой, я стала ей мачехой. Всем своим видом я показывала, что она и ее сын мне ни кто, может, поэтому Господь не дал мне своих, родных внуков.

Вика, тебя мне Бог послал, а я не поняла, прости!

Господи, прости меня! Ты дал мне еще не рожденного внука, но я, эгоистка, не приняла Твой дар, как полагается, прости меня!

Что то, перевернулась в сердце Анны, она горько заплакала, ее сердце наполнилось нерастраченною за всю жизнь любовью.

Прости, меня, Господи, прости!

У Максима, я чувствую есть девушка, он мне еще не говорил, я ее еще не видела, но я ее уже люблю. Прости, меня, Господи!

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.82MB | MySQL:86 | 0,261sec