Сыну навязывают абсолютно чужого ребенка: «Мы в ответе за тех, кого приручили»

– В общем, почти год они прожили вместе, а в декабре, перед праздниками, сын вернулся домой! – рассказывает пятидесятипятилетняя Юлия Германовна. – Фу-у-ух! Я выдохнула! Прошло наваждение, рассосалось...

– В общем, почти год они прожили вместе, а в декабре, перед праздниками, сын вернулся домой! – рассказывает пятидесятипятилетняя Юлия Германовна. – Фу-у-ух! Я выдохнула! Прошло наваждение, рассосалось само собой, и, кажется, без последствий. Теперь сын сам в шоке, не понимает, что на него нашло. Девушка там абсолютно не нашего круга! Грубая, вульгарная, на шесть лет старше, с ребенком, мальчиком четырех лет. Руки в шрамах каких-то, через слово мат-перемат…

Сыну Юлии Германовны, Марку, двадцать четыре года, он только недавно закончил вуз, начал работать, и вот в прошлом году где-то в ТЦ случайно познакомился с этой Дашей. Она была с подругой, Марк с другом, зацепились языками, пошли гулять вместе, обменялись телефонами. Ну а дальше уже дело техники, по словам Юлии Германовны: сын и оглянуться не успел, как Дарья взяла его в оборот.

– Вцепилась просто зубами! – вздыхает Юлия Германовна. – Марк комнату снял, за все сам заплатил, это через пару недель после знакомства! Она и ребенка сразу туда притащила, прям с первого дня!.. Ну, я ему сказала тогда – дело твое, и жизнь твоя, я тебя отговаривать не буду, у меня только две просьбы. Первое – предохраняйтесь, второе – не спеши в ЗАГС, хотя бы год поживите так. Ну, так и вышло в итоге, года хватило понять, что это, мягко говоря, не то, что надо…

До этого отношения с девушками у Марка были чисто дружеские. И девочки были серьезные, нацеленные на учебу и карьеру. Чистенькие, воспитанные, целеустремленные, живущие по расписанию.

– А Даша эта даже школу не закончила! – вздыхает Юлия Германовна. – Образование девять классов, мать пихала ее потом в какой-то колледж, но учиться она не стала. В тридцать лет и работы постоянной нет у нее, одни подработки. То на корпоративах пристроится тарелки таскать, то в массовке на разных ток-шоу, то на платные опросы ходит, то собак выгуливает. Ребенка родила неизвестно от кого, жила с матерью. Ну там и мать недалеко ушла! Ей за пятьдесят, но она, по-моему, думает, что ей двадцать. Мини-юбки, декольте, косметики тонна, мальчику, внуку, велела называть ее Олей. Ни в коем случае не бабушкой…

О совместной жизни с Дарьей Марк особо не рассказывал, а Юлия Германовна благоразумно не спрашивала. Звонила сыну регулярно, общалась на посторонние темы. Через какое-то время сын стал позванивать сам, а потом и заезжать в гости.

– На второй или третий раз спрашивает – а можно, я с Федей заеду? – рассказывает Юлия Германовна. – Мол, Даша на работе, он со мной, некуда его девать. Ну заезжай с Федей, говорю, что же делать…

Малыш, Дашин сын Федя, Юлии Германовне на удивление понравился.

– Спокойный, рассудительный, а говорит как хорошо! – рассказывает Юлия Германовна. – У соседки трехлетний сын еще в памперсах, и еле мычит, а уж она с ним и занимается, и книжки ему читает, и по врачам таскает. А этот так четко, правильно все звуки произносит. Я ему книжки детские достала, игрушки кое-какие, сколько у нас было. Такой хороший мальчик! Кушает сам, аккуратно так, в туалет пошел, все дела сделал, просто чудо какое-то, а не ребенок. У такой-то мамаши…

Впрочем, как поняла Юлия Германовна, львиную часть времени последний год Федей занимался Марк. И в сад водил, и забирал довольно часто, и в выходные сидел.

– Такое впечатление, что он вообще жил там ради ребенка последние месяцы! – вздыхает Юлия Германовна. – С Дарьей отношения давно исчерпали себя. Конечно, долго это продолжаться не могло. В декабре мне говорит – мам, я, наверно, оплачу Даше с ребенком комнату на три месяца и съеду, приду к тебе. В январе зарплату получу и найду себе жилье. Я говорю, зачем искать-то, приезжай и живи, как раньше. У нас с ним большая трешка, можно вообще не встречаться неделями, места достаточно… Я сына с детства воспитывала так – если с женщиной будешь жить, иди снимай или покупай квартиру. А один – пожалуйста, всегда приходи, можешь жить у меня…

В итоге перед Новым годом Марк вернулся к матери, и всю историю с его недолгим гражданским браком можно было бы считать законченной, если бы …не Федя.

– Еще до Нового года вдруг – звонок на городской телефон! – рассказывает Юлия Германовна. – Беру трубку. «Здравствуйте, это Ольга, ну, мама Даши. Я про ребенка с вами поговорить хотела!». Я так и села, если честно. Думаю, ну все, рано я радовалась, залетела Даша, значит, всю жизнь теперь с ней не развяжемся… А эта дама продолжает – сын, мол, ваш ушел, и ребенка бросил, Феденьку, мальчик теперь не спит, плачет, его ждет. Мужчины так не поступают, ребенок вам не игрушка! Мы, говорит, в ответе за тех, кого приручили!.. И тут до меня только начало доходить! Это она Федю, оказывается, Марку пристраивает. Каково вообще, а?

У Юлии Германовны просто слов не находится от такой наглости несостоявшейся сватьи.

– Я ей сказала, вы, мадам, в своем уме или как вообще? Мой сын к вашему внуку отношения никакого не имеет. Ищите папашу, пусть он ребенка спать укладывает! Я, говорю, еще такого не видела нигде, чтобы так нагло разводили. Да, Марк хорошо ладил с Федей, чему-то его там научил, ко мне в гости приводил, ну и что из этого? Если ребенок к воспитателю в садике привяжется, тоже будете звонить и требовать не бросать ребенка? В общем, поговорила с ней на повышенных тонах, попросила больше мне не звонить с глупостями и положила трубку. Но они ведь Марку звонят наперебой – и Даша, и Ольга эта…

Марк очень переживает и, судя по всему, поддается: «Наверно не надо было бросать ребенка, может, стоит поддерживать отношения с мальчиком, он ведь меня уже папой начал называть…». На Новый год накупил подарков, пошел в гости. Даша с мамой продолжают наяривать на телефон.

– Я ему говорю, ты зачем трубку берешь вообще, слушаешь их, заблокируй обеих! А он – ну как не брать, а вдруг там что-то с мальчиком. Я уже сама ничего не понимаю! Говорю, ты врач, что ли, детский, чем ты поможешь в случае чего? Нечего туда таскаться больше, в интересах ребенка прежде всего. Ему четыре года, через месяц он уже и не вспомнит, что был такой «папа». А может и раньше у него другой «папа» появится!

Но, судя по всему, Марк Юлию Германовну слушать не будет…

А вам как ситуация? Что думаете?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.8MB | MySQL:86 | 0,375sec