Сонь, поплачь, легче станет! Что ты храбришься?

В четыре года Сонечка решила больше не плакать. Решила и перестала. А смысл? Мама с папой далеко, в другом городе. Они уехали туда по работе. Устроятся  там и заберут...

В четыре года Сонечка решила больше не плакать. Решила и перестала. А смысл? Мама с папой далеко, в другом городе. Они уехали туда по работе. Устроятся  там и заберут Соню. Надо только подождать. Юлечку, правда, они взяли с собой. Но это понятно. Юлечка кроха совсем, грудная. Ее нельзя было оставить. А Соня большая.

Родители пишут письма, а бабушка их читает по выходным. По выходным, потому что в будни Сонечка в садике на пятидневке. И это понятно. Бабушка работает посменно, забирать вовремя Соню каждый день не получается. К тому же здесь, в Сибири, зимой очень холодно, минус тридцать, а то и минус сорок. А сейчас зима. И каждый день вести Соню в сад, а потом обратно, по такому морозу жалко. Это очевидно. Сонечка первое время плакала. Особенно перед сном, когда почему-то становилось как-то совсем тоскливо. Да, мама с папой далеко. По голове не погладят, в макушку не поцелуют, к себе не прижмут. Да даже если и прижмут, то скажут, что так надо, что Соня большая и должна все понимать. Она и понимает. На редкость благоразумная девочка Соня. Бабушка иногда  говорит: поплачь, легче станет. Эту присказку, наверно, придумал тот, у кого со слезами выходит боль, на душе становится легче. А Сонечке от слез легче не становится. Соня как будто наливается ими, пропитывается как губка, набухает. Становится тяжело, трудно дышать, а боль становится размером с Соню, и заполняет все изнутри. Нет, плакать не стоит. Смысла нет. Конечно, Соня  все это тогда не могла сформулировать, но чувствовала именно так.  Она просто больше не хотела плакать. И каждый раз, когда глаза наполнялись слезами, она твердила: я большая, я все понимаю. Она научилась не плакать.

Сонечка девочка жизнерадостная, а после этого решения жизнь у Сонечки пошла еще веселее. Радоваться всегда найдется чему. А если грустно, скажешь себе, что ты большая и все понимаешь, и ничего, можно не плакать. Через полгода родители ее забрали. И она даже не плакала, когда уезжала от бабушки, хотя очень привыкла к ней за полгода.

Так и жила Соня. Девочка, как девочка, только не плачет. И жизнь у нее, как жизнь. Всякое случалось, и хорошее, и плохое. Мама, папа, сестренка, друзья, школа, институт, работа, замужество, дочка. Бывали в жизни дни, когда другие девочки бы поплакали, а Соня встряхнет головой, челка отлетит, а вместе с ней и обида. Слезами дело не ограничилось. Соня научилась вообще не поддаваться отрицательному в себе.  Со временем обнаружились у этого качества и другие положительные стороны. Когда ты не жалуешься, тебе почти невозможно сделать больно. Ты просто не даешь окружающим повода, зацепки.  Спокойная ты, Соня, говорили подруги. Ни одна из них не знала, что там на самом на деле на душе у Сони. Им вполне хватало, что она выслушивает их, сочувствует, дает советы. Рассказывает о себе немного? Ну так, обычно подруги выслушивают как бы в ответ, в знак благодарности. И если подруга выполняет роль жилетки по отношению к тебе и не требует того же в ответ, так и замечательно.

Помните песню у Машины «Она идет по жизни, смеясь».  Хорошая песня, но не про Соню. Соня не плакала даже ночами. Ночами она спала. А если не спала, читала. А потом, когда появилась возможность, смотрела любимые фильмы.

Недели две круглые сутки напролет она смотрела Иронию судьбы. Это было, когда она ушла от мужа после очередной измены.

Странные это были отношения. Красивая пара. Высокие, стройные, светловолосые, голубоглазые. Первые полгода все как положено, летали от счастья, оторваться друг от друга не могли, когда не были вместе, часами зависали на телефоне. Любовь. Или влюбленность. А может страсть. Неважно. А потом как-то постепенно стало понятно, что разные они. У них разные характеры, разные семьи, разные друзья, разная жизнь и цели в ней. Все это плохо монтируется.  Поэтому время, когда они не только вдвоем, превращается в сплошную нервотрепку.  А оторваться друг от друга трудно, почти невозможно. Они красивая пара и любят друг друга. Психика, особенно, молодая, штука пластичная. Постепенно-постепенно, они приспособились. Жили вместе и отдельно. У него свои интересы-друзья-цели, у нее свои. А  параллельно их любовь. Только долго так продолжаться не могло. Они, в принципе люди неревнивые, стали ревновать друг друга к той части жизни, где их не было.  Соня как всегда все держала в себе. А муж…, муж делал это довольно изобретательно. Ну не мог он опуститься до банальной ревности: где ты была, ты меня не любишь. Он, причем, скорее всего неосознанно, начал  выуживать из нее  доказательства любви. Не банально «ты меня любишь?», а вызывать в ней эмоции и их проявления, подтверждающие любовь. А самое простое что? Правильно, ревность. Ревнует, значит, любит. Но Соня девочка сдержанная. Не так просто из нее выжать проявление отрицательных эмоций. Дальше, больше.  В общем, проявлений любви и ревности муж не добился. И когда она уходила, был уверен, что она его просто не любит. И она была уверена, что он ее не любит. А что еще им оставалось думать?..

Так и прожила бы Сонечка, не проронив ни слезинки. А зачем? Не приносят они облегчения. Я взрослая, я все понимаю.

Жизнь продолжалась.

Они были вместе уже больше года, когда однажды она услышала: Сонь, поплачь, легче станет! Что ты храбришься?

И из нее хлынуло, навзрыд, с завываниями. Она кричала:  я устала, я так устала, я больше так не могу!!!

А он прижимал ее к себе, гладил по голове, целовал в макушку, и тихо говорил: поплачь, маленькая моя, все будет хорошо, я тебя понимаю.

И стало легче.

 

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.91MB | MySQL:84 | 0,861sec