«Сгоревший гений»: история Уильяма Сайдиса, самого одаренного вундеркинда всех времен.

Уильям Джеймс Сайдис — самый известный вундеркинд начала прошлого века. В 18 месяцев он читал «Нью-Йорк Таймс», в 6 лет осознанно стал атеистом, а к 9 годам написал несколько книг по математике. Мальчик стал самым...

Уильям Джеймс Сайдис — самый известный вундеркинд начала прошлого века. В 18 месяцев он читал «Нью-Йорк Таймс», в 6 лет осознанно стал атеистом, а к 9 годам написал несколько книг по математике. Мальчик стал самым молодым студентом Гарварда. Его IQ был и остается самым высоким в мире. Едва ли не с младенчества Уильяма преследовали громкие эпитеты. Всегда он был самым-самым, но мальчик хотел другого — покоя и счастливого детства. От юного гения ждали великих открытий, пресса не оставляла его без внимания. Неудивительно, что однажды Уильям сломался. Блестящей карьере ученого он предпочел уединение. Чтобы скрыться от назойливого внимания репортеров, он работал на низкооплачиваемых должностях и умер, ничего не добившись. Журналисты и родители Уильяма обвиняли в случившемся с ним друг друга вместо того, чтобы оставить Уильяма в покое. Мел разбирался в эпизодах трагической судьбы гениального ребенка. Его история вызвала огромный интерес у читателей Pikabu.

Сайдисы эмигрировали в Америку из царской России в 1886 году. Отец Уильяма Борис бежал от политических преследований в Нью-Йорк, его сопровождала жена Сара. Оба быстро приобрели известность в Штатах благодаря незаурядным способностям. Борис окончил Гарвардский университет и устроился туда преподавателем. Он стал пионером в исследовании психологии, а Сара получила медицинскую степень, что в те годы было большой редкостью для женщин. 1 апреля 1898 у пары родился сын. Мальчика назвали в честь его крестного отца, американского философа Уильяма Джеймса.

Уильям унаследовал от родителей блестящий ум, родители приложили немало усилий, чтобы его развить. Сара бросила карьеру врача, чтобы сосредоточить все силы на воспитании мальчика. Едва Уильям научился говорить, он стал объектом отцовских экспериментов. О них написали Paranormal. Используя деревянные кубики, Борис показывал малышу алфавит — при этом он вводил мальчика в гипнотическое состояние, чтобы тот повторял за ним буквы. Это принесло результаты.

С младенчества Уильям опережал своих сверстников в развитии. В полгода он сказал первое слово — «door» (дверь), вторым было «moon» (луна). Он мог узнать и повторить буквы на кубиках. Способность распознавать символы характерна для четырехлеток. В полтора года он читал ежедневную газету. К двум с половиной годам Уильям умел печатать на машинке по-английски и по-французски. К пяти годам Уильям говорил по-русски, по-французски, по-немецки и по-английски. А годом позже выучил еще и иврит, греческий и латынь.

Гордый отец писал о достижениях сына в научные журналы. Сайдис выступал с критикой в адрес американской образовательной системы, приводя в пример достижения своего сына, обучавшегося на дому. В 1911 году Борис выпустил книгу «Обыватель и гений», посвященную воспитанию детей. На тот момент Уильям был уже довольно известен. Интерес к ребенку возрос, когда его отдали в школу. За полгода Уильям усвоил семь лет программы. Тогда о нем стали писать крупные СМИ.

К восьми годам вундеркинд написал четыре книги по анатомии, астрономии, математике и грамматике. Кроме того, в тот же год он успешно выдержал вступительные испытания в Массачусетский технический институт. Благодаря выдающимся достижениям он появился на первой полосе «Нью-Йорк Таймс».

В девять лет Уильям попытался поступить в Гарвард, но его не взяли. Вступительные экзамены он прошел с легкостью, но комиссия университета отказала ему под предлогом «эмоциональной незрелости» для студенческой жизни. Следующие два года Уильям провел в колледже. В 1909 году, когда юному гению исполнилось 11 лет, руководство престижного университета наконец смягчилось и позволило мальчику пополнить ряды студентов. Это был блестящий курс: в 1909 году в Гарвард вместе с Сайдисом поступили Норберт Винер, отец кибернетики, и композитор Роджер Сешинз. В 11 лет Сайдис был достаточно зрел, чтобы прочесть лекцию о четырехмерном пространстве в Гарвардском математическом клубе.

В 1910 году у мальчика случился нервный срыв, его отправили в санаторий. В Гарвард Уильям вернулся замкнутым и подавленным, больше не выступал и перестал общаться с близкими. Летом 1914 года юноша получил диплом бакалавра искусств. В 16 лет он окончил Гарвард с отличием. В конце 1915 года Сайдис стал преподавать математику в университете Уильяма Марша Райса в Хьюстоне, параллельно работая над докторской диссертацией. Вскоре стало очевидно, что его возраст и известность привлекают студентов гораздо сильнее, чем его лекции.

Пресса не оставляла его в покое, но тон статей изменился. Крупнейшие газеты восточного побережья регулярно писали о его промахах, с ехидством отмечая его плохие манеры, неумение обращаться с женщинами и издевки со стороны студентов. Во время интервью для газеты Boston Herald репортер выпытал у 16-летнего Сайдиса подробности его сексуальной жизни. Вундеркинд признался, что дал обет безбрачия и решил посвятить себя науке. Теперь над ним глумилась вся Америка.

В 1919 году Уильям снова подвергся общественному порицанию. Когда он начал интересоваться политикой, его посчитали левым радикалом. Уильям принял участие в демонстрации социалистов, переросшей в бунт. Парня арестовали, ему грозила тюрьма. Его отец Борис вмешался и сделал так, что приговор отменили. Родители посадили его под домашний арест в летнем домике в Калифорнии. В бешенстве Уильям направился на восточное побережье, чтобы избавиться от давления родителей. Выдающиеся способности он считал излишними, а на отца затаил обиду за свою ненормальную жизнь.

Уильям стал осваивать самые простые специальности, клерка и бухгалтера, каждый раз меняя место работы, когда становилось известно, кто он такой. Однажды он сказал: «Мне становится плохо от одного вида математической формулы. Все, что я хочу делать, делает счетная машинка. Но они не оставляют меня в покое!» В 1924 году репортер The New York Herald Tribune разыскал Уильяма в одном из офисов на Уолл-стрит. «Вундеркинд 1909 года теперь работает оператором счетной машины за 23 доллара в неделю», — написали о не оправдавшем надежды Сайдисе.

 После этого «самому умному человеку в мире» удалось исчезнуть с радаров журналистов больше чем на десять лет. Он вел тихое комфортное существование вдали от всеобщего внимания и писал романы. Главными увлечениями Сайдиса было коллекционирование трамвайных билетов и изучение быта одного из племен коренных американцев. Он написал несколько книг, используя разные псевдонимы. Одна из таких книг, названная «Руководство по коллекционированию железнодорожных билетов», кропотливо описывает хобби, которому Сайдис посвятил большую часть своей жизни. Он написал ее под псевдонимом «Франк Фалупа».

Биографы Уильяма назвали его работу «самой скучной из когда-либо написанных книг». В другой объемистой рукописи под названием «Племена и штаты» Сайдис пытается доказать, что политическая система Новой Англии находится под громадным влиянием демократических принципов индейцев племени пенакок.

Параллельно Уильям продолжал изучать языки. Подтверждено, что он знал около 40. Другие источники говорят о 200. Вдобавок он придумал свой собственный язык Vendergood. По словам Уильяма, на изучение нового языка у него уходил день. Области знаний, по которым остались работы Сидиса, включают в американскую историю, космологию и психологию.

 

В 1927 году он отказался идти на похороны своего отца. Сам он прожил недолго. Уильям Джеймс Сайдис умер 17 июля 1944 года от инсульта в возрасте 46 лет. О бесславной кончине блистательного гения написали Oppps. Его существенно подкосило постоянное внимание газетчиков. Пресса, восхищавшаяся им прежде, отвернулась от него. Самая уничижительная статья появилась в журнале «Нью-Йоркер» в 1937 году под названием «Первоапрельский — дурак». В ней высмеивалось все, начиная от увлечений Уильяма и кончая его физическими данными. Тогда Сайдис имел неосторожность дать своей знакомой интервью. Он стал героем цикла «Где они сейчас?», посвященного известным людям, которые на продолжительное время исчезли из вида. В статье Сайдиса представили «грузным мужчиной с выступающей челюстью, довольно толстой шеей и рыжеватыми усами», неуклюжим и по-детски безответственным, который не сразу может найти слова, чтобы выразить свою мысль.

В некрологах Сайдиса называли «удивительным неудачником» и «сгоревшим гением». Позже американские СМИ обвинила его мать в попытках выставить его сумасшедшим. Она утверждала, что это из-за прессы Уильям Джеймс скрылся от мира. Журналисты, напротив, заявляли, что ему навредила жесткая дисциплина Бориса. Родителей Уильяма Джеймса назвали незрелыми и нелюбящими. А самого ребенка — их неудачным «экспериментом». Сложно сказать, что произошло на самом деле и почему жизнь самого умного в мире ребенка сложилась так трагично. Точно известно одно — никому до сих пор не удалось повторить достижения Уильяма. Его коэффициент интеллекта располагался между 250 и 300, к этому показателю никто из ныне живущих даже не приблизился.

 

 

 

Источник

 

 

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.94MB | MySQL:84 | 0,356sec