Сердце фотографа Кевина Картера

Я назвал статью «Сердце…», потому что не все мог сделать фотограф в той ситуации, за те полчаса, на которые его высадили из самолета, но сердце может все — оно способно любить. Жаль, что оно не вечно.

Разрывая жару щелкнул фотоаппарат. Щелкнул еще раз, другой. И будто африканская жара от этого щелчка распалилась еще больше, а воздух защелкал сухими ветками, здесь, в Африке, высохло все.

А она все лежит, девочка, что минуту назад склонилась на землю.

Чертова суданская земля! Ты не даешь плоды, ты забираешь бренные жизни.

У малышки пока еще живы родители – они сейчас разгружают гуманитарную помощь с самолета. Ребенок шел к ним. А поблизости сел стервятник. Сейчас, еще момент, еще, 10 метров, не спугнуть бы хищника, и он бросится к малышу. Добежит. Доползет. Ребенок должен выжить, а он через двадцать минут поведает миру о трагедии этого ребенка и других детей Судана во время голода 1993 года…

Языком фотографии Кевин Картер расскажет, что путь обессиленных людей к лагерю гуманитарной помощи равен тернистому пути Господа на Голгофу. Девочка шла за спасением, но не дошла, теряя сознание и силы, а, главное, теряя веру в людей.

…Раньше всех прилетел стервятник. По-хозяйски свесив крылья, хищник ходит по кругу – надзиратель при исполнении — он исполнитель неминуемой казни.

Кевин Картер будет ждать, несколько дней он ждал в Найроби, когда утихнут бои, а теперь он ждет, когда приблизится стервятник, ну каких-то несколько сотен секунд, прежде чем нажмет кнопку и прогонит стервятника. Какая-то сотня секунд… Мир должен знать о себе следующее: несовершенный, несправедливый, жестокий, убогий, чудовищный… Картер расскажет и обойдется при этом всего одним кадром. Он знает точно, что поднимет мир на уши, пусть тот хоть треснет, чего бы ему это не стоило.

…Но он еще не знает, что это будет его последний рассказ и фото станет документом его личной трагедии. Такое нельзя снимать, если не умираешь сам.

Да, были разные поездки. Великолепные кадры и не очень.

Но все предшествующие годы он жил ради той фотографии суданской девочки. Дальше жизнь потеряла смысл.

…Еще ему судьба подарит первые отзывы критиков о его жестокости в этой фотографии. Еще выяснится, что то был мальчик, а не девочка. Еще он успеет узнать, как он талантлив, и что он борец за права несчастного народа. Еще ему, журналисту, присудят престижнейшую Пулитцеровскую премию…

Но все это лишнее – его сердце навсегда осталось там, на выжженной солнцем земле, с тем ребенком.

В июле 1994 года, вскоре после получения премии, Кевин Картер выедет на берег реки и проведет от выхлопной трубы в салон шланг с выхлопными газами.

В его предсмертной записке прочтут:

«…Меня преследуют яркие воспоминания об убийствах, и трупах, и злобе, и боли… картины голодающих или раненых детей, психов, у которых пальцы на курках чешутся, многие из них — это полицейские, или же палачи…».

А что же будет с той африканской страной? Кевин так хотел пожелать ей больше думать о людях, которые умирают с голоду.

Ее ждут гражданская война и бесчисленные внешние вооруженные конфликты. В апреле 2019 года будет смещен и арестован Президент Омар аль-Башир, правивший страной с декабря того самого 1993 года.

В июне 2019 года прокуратура Судана предъявит обвинения аль-Баширу во владении крупными иностранными активами и приобретении незаконным путём материальных ценностей. Окажется, что «жара коррупции» сильнее жаркого климата.

Видимо, фотографию того ребенка, что сделал Кевин Картер, Президент Омар аль-Башир не смотрел…

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.78MB | MySQL:84 | 0,254sec