Разные слова

В магазине накричала на кассира. Не сдержалась. Потому что спешила. Кассир заявила, что не будет обслуживать. Надо, мол, маску надеть. Пошарила в карманах, заглянула в сумку – нет...

В магазине накричала на кассира. Не сдержалась. Потому что спешила. Кассир заявила, что не будет обслуживать. Надо, мол, маску надеть.

Пошарила в карманах, заглянула в сумку – нет маски. Попросила по-человечески — обслужить. Народа почти нет.

А та уперлась – снова за свое. И тут полезли эмоции. Одна злее другой. И поток резких грубых слов. Боже, откуда только они взялись! Никогда бы раньше не позволила себе такие выражения.

Почти в лицо бросила покупки. Пригвоздила гадким мерзким словом. Вышла в слезах. Стоит у входа, пытается взять себя в руки.

Подошел мужчина в годах. И заметил: «Зря вы так. Знаете, что она одна троих детей воспитывает? И у нее мать больная? А маска – требование. Администрация может оштрафовать».

Сказать-то нечего. Вымолвила стандартное: «Мне-то что».

Зашла в другой магазин. По дороге купила маску – в киоске.

Дома все из рук валилось. Из головы не выходило: трое детей, мать больная. И думалось, что напрасно обидела человека. И за грубые слова – стыдно. Нехорошо, и душа болела.

Муж пришел с работы. Подала ужин. Уснуть не могла. Показалось, что не она оскорбила. А ее оскорбили. Сама себя. Решила пойти утром – извиниться. Долго подбирала слова.

На другой день работала другая женщина. Поинтересовалась о той – вчерашней. И узнала тревожное: заболела, слегла. Нервный срыв. Истерика.

Попросила телефон. Или даже адрес. Директор магазина выслушала и посоветовала не ходить, потому что так можно ситуацию усугубить.

А жить-то как? Все эти дни – как? Всегда осуждала грубость. И тут – сама. И мысли, мысли: я же хорошо живу. И муж есть. И всего одна дочь, которая выросла. Мама, слава Богу, здоровая. Всё замечательно.

А та – с детьми. Наверное, нуждается. А еще мать. Может, она старая и лежачая. Одно и то же: «Что я наделала»! И не выгнать из головы. Не забыть.

Через день пошла к ее дому. Надеялась встретить случайно. И извиниться. Но только напрасно потратила время.

Неделя превратилась в пытку, которую хотелось прекратить сразу, мгновенно. Снова отправилась, ходила кругами по ее двору, вглядываясь в лица прохожих.

Нет, наверное, лежит. И помочь некому.

Никому не расскажешь. И ни с кем не посоветуешься, потому что совестно. А как душа болит!

Надо бы ей что-нибудь подарить. Вручить. Может, торт? Или цветы? Так-то так. Но она может оскорбиться. И правильно сделает.

Нет-нет, нужно просто слова, обыкновенные человеческие слова, что от сердца, понимаете?

Темнело. Пора шагать домой. Муж косо смотреть начал. Чувствует неладное. Но не спрашивает. Надо успокоиться и подождать еще пару дней. Выйдет же она когда-нибудь на работу.

Медленно пошла по дорожке. Увернулась от ребенка на самокате и столкнулась с той – с оскорбленной.

Прижала руки к груди, жалобно посмотрела: «Простите меня, пожалуйста. Простите. Спать не могу. Мне стыдно, стыдно». И слезы в глазах.

Встретила милый добрый взгляд: «Я не из-за вас заболела. К сожалению, мы, кассиры, к грубостям привыкли. В тот день дочь учебу бросила. С трудом поступила. На бюджетное место. И бросила. Парень у нее. Уговорил. Я так расстроилась. Заплакала, а потом истерика. И грудь давило».

Стояли, будто сто лет друг друга знают. И разговаривали о детях. О том, с каким трудом они даются. О том, как тяжело поднять их на ноги.

Стояли рядом. Смотрели друг на друга. Как две лучшие подруги. Как два родных человека. И не могли наговориться. Как наговоришься, если каждое слово – из души?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.75MB | MySQL:86 | 0,195sec