Подарок от бывшей жены

– …Ты просто не знаешь его бывшую жену! – расстроенно рассказывает тридцатилетняя Полина. – Наглая, злобная баба! А уж жадная такая, что за промокашку удавится!.. И тут вдруг...

– …Ты просто не знаешь его бывшую жену! – расстроенно рассказывает тридцатилетняя Полина. – Наглая, злобная баба! А уж жадная такая, что за промокашку удавится!.. И тут вдруг – подарок! Кукла по цене ее зарплаты, наверно. И кому? Пятимесячному ребенку! Ты считаешь, это нормально? И правда нет никакой подоплеки?

…Свой развод с первой женой муж Полины до сих пор вспоминает с содроганием, хотя он состоялся уже больше пяти лет назад.

Его бывшая – действительно дама весьма своеобразная, таких называют «базарная баба». Неухоженная, неопрятная, громкоголосая, склонная истерить на публику, лгать и интриговать, бегающая по бабкам–гадалкам, верящая во всякие отвороты–привороты. Уход мужа был для нее ударом, и она приложила массу сил, чтобы его вернуть. Угрожала, шантажировала шестилетним на момент развода общим ребенком, пыталась симулировать суицид…

И все эти годы бывшая активно пыталась мужа вернуть. А после женитьбы бывшего мужа год назад и рождения им в новой семье дочери у нее окончательно сорвало крышу. Хотя Полина никакого отношения к разводу не имеет, и появилась в жизни мужа уже спустя несколько лет, бывшая почему–то обвиняла во всех неудачах ее. Пьяная звонила по телефону, приходила во двор, бросала камни в окно, хорошо что ничего не разбила и ни в кого не попала. Полина неоднократно находила под порогом какие–то иголки, монеты, песок…

– Так ты в полицию иди! – советуют Полине подруги.

– И что там сказать? Что мне под порог песку насыпали? Несерьезно. Камни бросала? Ну так не докажешь, что именно она, да и не разбила ничего, даже на мелкое хулиганство не тянет. Угрожала по телефону? – тоже не докажешь. Скажут, в конце концов, номер смените, а я номер менять не могу, занимаюсь на дому маникюром–педикюром. К тому же она и новый номер может узнать, в наше время это не проблема…

Так и живут.

Бывшая жена держит в тонусе, три–четыре раза в год напоминая о себе очередной некрасивой выходкой. А в остальное время вроде как все нормально. Муж аккуратно платит туда алименты, не по суду, а сам, частенько берет ребенка, ведет душеспасительные беседы с бывшей и успокоительные – с новой женой. В общем, пытается все устроить по–человечески.

Надо сказать, что осенью ситуация обычно накаляется особенно. Полина, зная об этом, январе ведет себя особенно осторожно.

Ждет очередной выходки.

… Это все предыстория была.

А история в том, что в этом году осень прошла спокойно, никакой выходки не было.

Правда, было несколько звонков, судя по всему, от нее, но новая жена, наученная опытом, трубку уже не брала.

А потом общая для всех действующих лиц свекровь–бабушка притащила на тот момент пятимесячной внучке, дочке Полины, в подарок обалденно дорогую куклу с коляской – подарок от бывшей жены, который та, оказывается, передала для малышки. Ни с того ни с сего.

Полина посмотрела в интернете – игрушка действительно очень дорогая. Не у всякого олигарха, наверно, такая есть. То есть вот так просто, как китайского пупса, на помойку выбросить – рука не поднимется. На это, видно, и расчет.

Муж, общавшийся с той семьей недавно, подтвердил – да, действительно, бывшая купила игрушку и передала, а что такого–то. Может быть, что–то начала понимать, исправляться. Дошли наконец разговоры и уговоры. Перестанет теперь дурить и нас преследовать, будем общаться цивилизованно, как все нормальные люди. Это же отлично, говорит муж Полине. Чего ты надулась–то, почему напряглась? Вас, баб, не понять. И то не так и это не эдак.

Про всякие наговоры и заговоры на эту игрушку муж и слышать не хочет – глупости, мол, а ты дура, в 21 веке живем, а ты какую–то муть гонишь.

Но Полина в шоке.

Лучше бы камнем в окно, вот честное слово.

Во–первых, игрушка явно не по возрасту. Девочке 5месяцев, а играть в нее может только «разумный» ребенок – ну лет примерно с трех–четырех.

Во–вторых, игрушка явно не по карману. То есть бывшая жена, особа меркантильная и склочная, вдруг ни с того ни с сего вбухала в игрушку алименты за два месяца. Если не больше. С чего бы.

В–третьих, увлечение бывшей жены оккультизмом, иголки под порог и прочее – скорей всего, здесь что–то из той же оперы («А что тебе с тех иголок? – смеется муж. – Ничего же не было? Нет! Так что все это сказки!»)

Нет, ну пока не коснется тебя и твоего ребенка, конечно, машешь рукой – бабьи сказки, мол. Мракобесие. Может, тетка правда перебесилась и зарыла топор войны. А подарок сделала – чтоб символизировать начало новой эры.

Но если вот так поставить себя на место новой жены – как–то неуютненько.

Почему–то не верится, что так все просто: вчера еще звонки с угрозами и глупости всякие, а сегодня царские подарки и любовь с дружбой

Игрушка сейчас у свекрови в доме, оставили под тем предлогом, что девочке пока рано–неинтересно, вот придет момент – тогда.

Хотя новая жена и мысли допустить не может, чтоб когда–нибудь дать эту игрушку своему ребенку. О том, чтоб выбросить–сжечь игрушку, речи нет, муж не даст. Ему как сказали, сколько такая стоит, он аж присел.

Вопрос один – что делать–то?

Ваши соображения?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.74MB | MySQL:86 | 0,374sec