Невестка хочет спихнуть мужа-пьяницу его матери. «Нет уж, забирай его к себе, по месту прописки!» — отвечают свекровь с золовкой

– Пока сын деньги зарабатывал, был нужен всем – и жене, и ребенку! – расстроенно рассказывает всем подряд пенсионерка Анна Васильевна. – Квартиру им купил, всем обеспечил. А теперь, как с него нечего взять, жена его из дома выкинула. Иди, говорит, к матери! А как же «и в болезни, и в здравии, и в горе, и в радости»?.. Эх!

Болезнь у тридцатисемилетнего Алексея, сына Анны Васильевны, одна – алкоголизм.

– И запил он, между прочим, когда с Лидкой жил, – рассказывает Анна Васильевна. – Замуж она за нормального парня выходила. Все началось, когда они поженились…

Справедливости ради следует отметить, что «началось» у Алексея, конечно, не сразу после свадьбы, а спустя несколько лет. Лида долго терпела выкрутасы мужа – драки, скандалы, пьяные слезы раскаяния, бурные примирения и опять все сначала. И вроде бы Лида неглупая женщина, образованная, все понимающая – а вот поди ж ты, раз за разом надеялась, что дальше будет лучше. Хорохорилась, скрывала от окружающих истинное положение вещей, на многие вещи просто закрывала глаза. Недаром говорится, что самые крепкие браки – браки с алкоголиками.

Алексей катился вниз по наклонной, практически не встречая сопротивления.

И несколько месяцев назад Лида внезапно решилась – после очередного скандала с рукоприкладством выставила мужа за дверь.

Живет теперь и удивляется – а чего она, собственно, раньше–то этого не сделала? Дома чистота, тишина, спокойствие, никаких нервов. Сын–пятиклассник расцвел, в школе подтянулся как–то, у Лиды появилось время и желание готовить, читать, вышивать, приглашать гостей. Лида подстриглась, купила себе обновки, похорошела и помолодела внешне лет на восемь. Практически другая женщина.

Никаких минусов в новой жизни, одни сплошные плюсы.

Алексей ушел к матери, и там он, конечно, не ко двору. Мать живет в двухкомнатной квартире с дочерью, сестрой Алексея, и ее семьей – мужем и маленьким ребенком.

И так–то там места нет, сидят друг у друга на головах, а тут еще брат–алкоголик – только его тут и не хватало, угу.

Родственники категорически против совместного проживания с Алексеем.

Сестра и мать уложили Алексея в больницу, где его вроде как лечат от алкоголизма, а сами в это время взяли в оборот Лиду. Мол, он твой муж, ты его и забирай. Обещала – и в горе, и в радости, и в нужде, и в болезни? Так в чем дело? Деньги приносил, квартиру семье купил – был, значит, хороший, а как занемог – на помойку его? А мы тут вообще каким боком, почему должны страдать? Тем более и прописан он у тебя. Вот и пусть выписывается из больницы по месту прописки.

После выписки Алексею действительно некуда деваться, кроме как к жене. Разменять их однокомнатную квартиру невозможно. В принципе, Лида может поднапрячься и выплатить Алексею его долю за квартиру, только купить что–то на эти деньги он сможет вряд ли. Скорей всего, пропьет денежки, а что дальше будет делать – вообще непонятно.

Алексей клянется, что теперь точно все осознал, просит дать последний шанс, ради ребенка. Обещает устроиться на работу, зарабатывать, жить нормально.

Но он уже столько раз обещал, что Лида больше не верит.

Однако выставить просто так человека в никуда, без жилья, без работы – тоже жестоко. Все–таки не чужой человек, столько лет в одной постели, пуд соли съели, ребенка родили.

Тем более и правда клялась быть рядом и в горе, и в болезни. Поверить в последний раз? Взять к себе?

Вырвалась из этого брака с таким трудом, и опять в болото?

Или это вообще уже не Лидино дело, куда он пошел и что будет делать? Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Человек сам слил свою жизнь в унитаз. Пусть вытаскивает себя сам, как хочет, надо было думать раньше?

Алкоголики бывшими не бывают?

Что думаете?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.94MB | MySQL:82 | 0,316sec