Не стерпится и не слюбится. Надеяться на это не стоит

Все коллеги Фаины давно ушли домой, и только в ее кабинете горел свет. Вот уже и охранник заглянул: «Фаина Дмитриевна, пора офис закрывать, идите домой, отдыхайте». Фаина нехотя...

Все коллеги Фаины давно ушли домой, и только в ее кабинете горел свет.

Вот уже и охранник заглянул: «Фаина Дмитриевна, пора офис закрывать, идите домой, отдыхайте».

Фаина нехотя уложила бумаги в стол, отключила компьютер.

«Ну да, — подумала, — знал бы ты, что мне именно домой-то и не хочется, поэтому и сижу здесь допоздна».

Но делать нечего — не ночевать же на работе.

Фаина, проигнорировав общественный транспорт, пошла пешком.

Стояло бабье лето, жара спала, и дышалось легко.

Дорога пролегала через парк, и Фаина загляделась: тронутая осенью листва еще крепок держалась на ветках и глаз было не оторвать от буйства желтых, красных, багряных красок.

Женщина присела на скамейку, и тут же зазвонил мобильник.

Звонил муж: «Ты где, Фая, я тебя уже заждался, есть очень хочется, а без тебя за стол не сяду».

«Хорошо, — нехотя сказала она, — я скоро приду».

Вот уже полгода ей не только не хотелось идти домой, ей просто жить не хотелось. И винить в этом некого — виновата во всем лишь сама.

Два года назад в офис, где она работала, зашел за консультацией нестарый, крепкий человек.

Макушка его облысела, и волосы с правой стороны головы он зачесывал на левую, дабы прикрыть лысину.

На взгляд Фаины, мужчинам не стоит стесняться лысины, лучше просто обрить голову, как это делает режиссер Федор Бондарчук, — получается стильно и современно.

Об этом она дипломатично сказала мужчине, когда он посетил их офис в двадцатый раз.

То дело, по которому Анатолий Иванович (так его звали) консультировался с юридической фирмой, где работала Фаина, он выиграл в суде, но продолжал сюда заглядывать.

Анатолий Иванович прислушался к совету понравившейся ему женщины.

После этого случая он проникся к ней доверием и нередко советовался с Фаиной по разным житейским вопросам.

Так случилось, что в это время она осталась одна: любовь, которая продолжалась немало лет, закончилась, и на душе было пусто и холодно. Анатолий Иванович начал ухаживать за Фаиной, приглашал ее в кафе, дарил цветы.

Она соглашалась на эти встречи просто оттого, что по вечерам ей некуда было деться.

Они мило беседовали: Анатолий Иванович преподавал в одном из институтов и был человеком умным и начитанным.

Но никаких чувств Фаина к нему не испытывала и отдавала себе в этом отчет.

Однажды Анатолий Иванович при очередной встрече сказал Фаине, что полюбил ее и хотел бы сделать предложение руки и сердца, Но пока не может.

Он, оказывается, человек женатый и воспитывает шестнадцатилетнего сына.

«Но через два года, — сказал он, — я буду свободен. Сын станет взрослым, и я смогу оставить семью. Тем более, что семьи как таковой уже давно нет. Мы живем с женой как в коммунальной квартире. Через два года вы примите мое предложение?»

Фаина внутренне поежилась и подумала, что ее визави просто не хочет платить алименты.

Но, чтобы отвязаться, сказала, что подумает об этом. И тут же забыла и о предложение, и о самом этом человеке.

Больше они не встречались, но довольно часто, идя по улице, Фаина замечала, что Анатолий Иванович следит за ней.

Это было ей неприятно, и при очередном телефонном звонке она сказала, что никакой слежки за собой не потерпит.

«Я не слежу за вами, — взмолился неудавшийся жених, — я просто хоть иногда должен вас видеть. Простите меня».

После этих слов Фаина смягчилась: какая женщина останется равнодушной к проявлению искреннего чувства.

Прошло два года, и Фаина начала забывать своего поклонника.

Она работала, общалась с подругами и перестала, наконец, чувствовать себя несчастной.

Анатолий Иванович изредка звонил ей, справлялся о здоровье, и она отвечала ему как давнему, но порядком надоевшему знакомому.

И вот однажды он заявился к ней на работу, сияющий, с огромным букетом цветов и сказал: «Фаина Дмитриевна, я свободен и прошу вашей руки».

Любопытные сотрудники все как один прервали работу и с изумлением взирали на эту сцену.

«Анатолий Иванович, — недовольно сказала Фаина, — ну зачем же вот так, принародно, вы меня сейчас поставили в неловкое положение…»

«А я специально вам предлагаю выйти замуж при свидетелях, — улыбнулся тот, — чтобы вы потом не отказались».

Фаина согласилась выйти за него замуж.

«Ну чего я все жду, — подумала она, — мой бывший муж меня и не вспоминает, а я все о нем думаю. Зачем? Пусть у меня будет настоящая семья, муж, В народе говорят: стерпится — слюбится, значит, и я смогу привыкнуть».

Тот, кто придумал эту поговорку, был, наверное, очень несчастным человеком и сделал такими же несчастными еще множество людей, ему поверивших. Во всяком случае, Фаина убедилась в этом на собственном опыте.

Анатолий Иванович был обыкновенным мужчиной, со своими устоявшимися взглядами и привычками, которые сформировались у него в той, другой семейной жизни и не находили отклика у Фаины.

Например, ему нравилось заниматься любовью по утрам, когда у Фаины каждая минута была на счету.

Она нервничала и целый день ходила взвинченная, что, естественно, негативно сказывалось на работе.

А еще Анатолий Иванович каждый вечер встречал ее одной и той же фразой: » Ты заходила в продуктовый магазин?»

«Господи, — думала при этом Фаина, — неужели ему после работы трудно заглянуть в магазин, ведь по дороге. Любит перекладывать домашние обязанности на другие плечи, а сам ничего по дому делать не хочет…»

Она была несправедлива к мужу, знала это и злилась на себя за эту несправедливость. Но что было делать, если буквально все в этом человеке ее раздражало: его внешность, походка, манера разговаривать, не глядя в глаза, его неуемный аппетит…

Фаина заметила, что во время обеда муж кладет себе на тарелку наиболее лакомые кусочки. Она знала, что у него было голодное детство, он рос сиротой, и в студенчестве очень голодал. А чтобы хоть немного заработать, разгружал вагоны. Его бы просто пожалеть, но Фаина мысленно обвиняла мужа в эгоизме.

Словом, каждый день она у Анатолия Ивановича находила все новые недостатки, и вскоре ей стало казаться, что она вышла замуж за какое-то чудовище. А он вовсе не был чудовищем, а просто обыкновенным недолюбленным, не очень счастливым человеком.

Конечно, если бы она любила его, то этих недостатков бы просто не замечала, ведь мы всегда снисходительны к тем, кого любим. Но если нет чувства, что бы не делал нелюбимый человек, все будет плохо.

Луну с неба достанет, а равнодушная к нему женщина скажет, что она какая-то вся в кратерах и щербинках…

А Анатолий Иванович не замечал, что жена страдает. Ему-то в ней нравилось все. Вот так проходили месяц за месяцем, и Фаина просто потеряла интерес к жизни.

Не хотелось идти домой, не хотелось ничего делать, вообще на божий день смотреть не хотелось.

«Боже мой, какая же я дура, — ругала себя последними словами Фаина, — зачем я это сделала ? Испортила жизнь человеку, который, вполне вероятно, остался бы в своей семье, продолжал бы воспитывать сына. Помогла ему разрушить семью, а свою создать не сумела…»

На развод Фаина не решилась, не хотела окончательно испортить жизнь любящего ее человека.

Так и живет она уже несколько лет, по-прежнему не горя желанием по вечерам возвращаться домой: каждый раз просто заставляет себя это сделать.

А подругам говорит: «Девочки, не выходите замуж, если нет любви, не тешьте себя напрасными надеждами, что стерпится — слюбится. Все это пустое…»

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.77MB | MySQL:86 | 0,270sec