На Кипре вовсе не «лакшери»: женщина переехала жить из Москвы на Кипр и теперь горько жалеет

Оля мечтала о жизни у моря, наверное, всю сознательную жизнь. Ну не хотелось ей жить в холодной, промозглой, слякотной Москве. Каждому свое — отец Ольги всю жизнь мотался...

Оля мечтала о жизни у моря, наверное, всю сознательную жизнь. Ну не хотелось ей жить в холодной, промозглой, слякотной Москве. Каждому свое — отец Ольги всю жизнь мотался по заграницам по долгу службы, видимо, дочка впитала дух родителя и осознала, что является человеком, вовсе к родине и не привязанным.

И однажды ей открылся Кипр. Приехав туда погостить — в отпуск, Оля поняла, что влюбилась в райский уголок земли.

И вот сегодня, хоть на Кипре тишь, гладь, солнце и море, она хочет сбежать оттуда сломя голову. Ее и не узнать — изможденный внешний вид, морщины на лице. Вот, что видят люди, глядя на Ольгу через 5 лет после пребывания на Кипре. Она выглядит на 55, хотя ей всего 40. Получается так — искала счастье, а нашла отчаяние и одиночество.

На Кипре вовсе не «лакшери» 

Почему не хотела жить в Москве? Холодно, плохо. Дочка выросла, окончила институт, третий брак, детей общих нет. Предложила мужу бросить все и уехать — не пожелал.

Оля подала на развод, квартиру поделили, 5 миллионов рублей получила на руки. Пока суть да дело — осталось 4,5. Объявила о решении уехать на Кипр родителям — те закатили грандиозный скандал, не поняли ее, сказали, что предательница и бросает их. Мама у Оли не очень здорова, вычеркнула дочь из завещания.

Осталась Оля одна со своими деньгами да с мечтой и горящим сердцем, переехала на засыхающий остров. На Кипре неделю жила в туристических апартаментах, пока не сняла квартиру. Время было непростое.

Жилье — чистый обман 

Стала выбирать квартиру. Познакомилась с Лукасом, местным парнем, предложившем осмотреть четыре квартиры, про которые сообщил, что все принадлежат ему. Одна из них Ольге понравилась — чистенькая, да и цена подошла. Правда, дом не новый, зато вид на море роскошный. Оля решилась на сделку. Но тут началось — в договоре на покупку квартиры значилась другая фамилия, не Лукаса.

Тот поспешил извиниться, объяснив свой поступок тем, что так люди больше ему доверяют и легче соглашаются на покупку.

Вскоре Оля очень пожалела о своем приобретении — внешне приличный ремонт оказался косметическим. Как раз таким, чтобы, заделав наскоро все щели в стенах, пустить пыль в глаза будущим жильцам. И Оля поторопилась — реальная стоимость приобретенной квартиры оказалась на 25 % меньше суммы, которую заплатила женщина. Эти 25 % Лукас прикарманил себе и был таков.

Затем Оля, закусив удила, работала, как проклятая, без выходных. Благо работа у нее в Интернете — ничего не поменялось с того времени, как она ее нашла в Москве.

Дочь осталась в России — жить с отцом. Взрослела и жила вдали от родной матери. Периодически навещала маму — с папой, с тетей, с подругами, но часто не покатаешься — билеты на самолет все же не копейки стоят.

Устала от одиночества, отчаяние 

То, что пора уезжать с Кипра, Ольга поняла через год. Но до крайней степени отчаяния пришла лет через 5. И куда ехать? С родней ссора, как мириться — не знает. Чужая страна, киприоты норовят склонить к сожительству. Обокрали много раз, не любят Олю соседи.

Зачем ей Кипр без любимых людей? Она скучает по морозу и золотым осенним листьям, а также по весенней капели. Дочь осуждает — ни жилья, ни денег, никчемная мама…

Хочется вернуться в холодную снежную Москву, завернуться в теплый плед, пить чай с любимыми людьми, общаться с родными. Но Оля тут одна. Никто сюда к ней ехать не хочет.

У Оли нет жизни на Кипре, а обратный путь отрезан… Кипр хорош, когда ты здесь не один. Одному здесь делать нечего.

Сидит Оля у самого синего моря, плачет вечерами и жалеет себя…

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.99MB | MySQL:84 | 0,321sec