Мужская дружба

О встрече выпускников обычно сообщали по телефону. Бывшие активисты классов обзванивали друзей, а те – других друзей. «Сарафанное радио» было самым надежным способом собрать всех желающих в стенах...

О встрече выпускников обычно сообщали по телефону. Бывшие активисты классов обзванивали друзей, а те – других друзей. «Сарафанное радио» было самым надежным способом собрать всех желающих в стенах родной школы.

-Привет, Гриш. В пятницу, как обычно, встреча выпускников. Ты придешь? – Яна, староста класса, до сих пор знала все номера одноклассников.

-Да, я собирался, — Гриша ехал по оживленной улице города в стареньком «Рено» и слушал новости, когда ему позвонила Яна.

-Отлично, тогда в 19 часов у школы. Своим передай, Вите, Боре и Костику, хорошо?

-Договорились!

Гриша мечтательно улыбнулся. Он любил эти встречи. Люди менялись, у каждого было, что рассказать. Да и вспомнить школьные годы, сидя на широком подоконнике и наблюдая, как солнце прячется за крыши соседних домов, было всегда приятно.

Мужчина, как и обещал, обзвонил друзей. Все обещали прийти, все, кроме Бори. Тот замялся, говорил как-то неуверенно. Сказал, что постарается.

Григорий его понимал. У друга три месяца назад родилась дочка. Первый ребенок, бессонные ночи, страхи и переживания… Гриша прошел через это уже дважды, так что не стал обижаться на Бориса.

Гости постепенно собирались у входа в школу. Мужчины и женщины, разных возрастов и профессий, достатка и привычек, вновь дотрагивались до деревянных ручек школьных дверей и превращались во вчерашних мальчишек и девчонок, спешащих занять свои места в любимом классе.

Костик, Виктор и Гриша стояли во дворе и смотрели на асфальтовую дорожку, ведущую к воротам школы. Они ждали Бориса, но тот все не появлялся.

-А он точно сказал, что придет? – в который раз переспросил Костя.

Закадычные друзья, верные товарищи, последнее время общались все меньше. У каждого свои дела, повседневная суета все больше отдаляла их друг от друга.

-Мне писал, что все еще не обсудил этот вопрос с женой, но это было позавчера.

-Эх, конечно, она теперь его не отпустит. Моя тоже никуда меня не пускала, пока сыну год не исполнился…

Гриша вздохнул.

-Ладно, пошли. Может, он еще и придет. Я ему написал, но что-то он не отвечает. Даже не прочитал сообщение!– Витя нахмурился, потом посмотрел на часы, намекая, что торжественная речь директора вот-вот начнется.

Друзья переглянулись и согласно кивнули.

После официальной части, когда выступила администрация школы, бывшие ученики разбрелись по своим кабинетам.

Посидели, посмеялись. Но без Бори мужчинам было как-то грустно.

-Не ответил?

-Нет.

-Я звонил, он трубку не берет. Может, случилось что?

Витя пожал плечами и взял еще один кусок пиццы.

-Ребят! А, может, сами к нему приедем, а? – Костя задорно улыбнулся.

-В восемь вечера? Пока доедем, уже все девять будет. У него ребенок маленький, вы что! – Григорий строго посмотрел на друзей. – Не смог, значит, так надо.

Потом встретимся.

-Да ладно тебе! Мы ж на минутку, поздороваемся, передадим привет от всех и уйдем, а? А то тут уже становится скучно! – Витя осмотрел одноклассников. – Без Бори как-то не то…

Они еще долго спорили, но потом Гриша почему-то согласился. Он и сам потом не мог объяснить, что заставило его уступить напору друзей.

-Ребят, этот дом, кажется? – Витя стоял перед высоченной многоэтажкой и вспоминал адрес. – Или тот, соседний? Я что-то не помню. Мебель когда им помогал таскать, я не запомнил корпус. Да и было это три года назад.

-Этот, этот. 21 этаж. Домофон только не помню. Гриш, позвони Борьке, скажи, что мы внизу, пусть откроет! – Костя уверенно смотрел на входную дверь.

-Нет, тогда сюрприза не получится. Так, давайте с кем-нибудь зайдем и все! – Гриша огляделся, надеясь, что кто-то идет в их сторону.

Ждать пришлось недолго. Из подъезда вышла милая девушка, ведя на поводке молоденького амстаффа. Он так сильно тащил ее вперед, что она даже не успела рассмотреть лиц входящих мужчин.

Друзья вежливо придержали девушке дверь и нырнули внутрь подъезда.

-Здравствуйте! Вы к кому? – пожилая женщина, выглядывая из окошка консьержа, строго осмотрела гостей. – В какую квартиру, на ночь-то глядя?

-Ой! Как хорошо, что вы нам встретились! – расплылся в улыбке Костя. Он в этой компании был спецом по связям с общественностью. – Мы к Борису, с 21 этажа. Помните, у них еще дочурка такая милая родилась недавно? Да что я вам говорю, вы всех помните! Служба такая!

Костя подмигнул старушке. Она немного опешила, видя, что мужчины пришли солидные, при галстуках и пиджаках, да еще и букет цветов держат. Она хотела что-то сказать, но тут как раз раскрылись двери лифта, и друзья быстро зашли внутрь. Букет, как плату за проход, пришлось-таки оставить у нее на столе.

-Ну и ладно, все равно к маленьким нельзя с цветами. Аллергия может быть! – спокойно проговорил Костя.

-Тебе-то это откуда знать? Ты ж у нас «свободный художник»! – Гриша удивленно посмотрел на товарища.

-Мама в детстве рассказывала, — страшно вытаращил глаза Костик и нажал на нужную кнопку. Лифт напрягся и поехал вверх.

-А неплохо у них тут! – осмотрев холл, сказал Костик. – И лифты большие, не то, что у нас, ничего кроме стула не перевезешь. А тут хоть джакузи, хоть рояль тащи, все влезет!

-Это да… — протянул Гриша и прислушался. В холле двадцать первого этажа определенно слышался плач маленького ребенка. Пронзительный, захлебывающийся.

Григорий быстро подошел к нужной двери и нажал кнопку звонка. А потом еще один раз, и еще.

Только с пятого раза мужчины услышали, как кто-то с той стороны открывает тяжелую, металлическую дверь.

Звук плача малыша стал нестерпимо близким.

-Боря?

-Ребята?

Гости и хозяин квартиры с удивлением смотрели друг на друга.

Витя, Костя и Гриша, вытаращив глаза, осматривали друга с головы до ног. Его домашний наряд, был, мягко говоря, странен.

Боря, бородатый, косматый Боря Пашков, стоял на пороге в майке и трениках, а сверху на его плечи был накинут женский халат. Тот явно был мал Борису, потому рукава просто болтались на плечах, а пояс едва сошелся на мощном торсе мужчины. Боря то и дело оглядывался на комнату, держа в руках бутылочку с молоком.

-Борь, мы не вовремя?… — прошептал Костя.

Ребенок немного притих, услышав чужие голоса.

-Борь, у тебя все хорошо? – Гриша осмотрел прихожую. – Где Марина?

Боря тяжело вздохнул, потом вздрогнул, потому что малыш вновь заплакал, и бросился в комнату.

-Так, ребята, заходим., моем руки, пиджаки снимаем, — скомандовал вдруг Григорий.

Друзья быстро посмотрели на него и, ничего не спрашивая, стали выполнять приказ. Гриша всегда отличался рассудительностью, так что если уж он так сказал, то возражений быть не может.

Гриша первым умылся и прошел в комнату. Он сразу все понял. У Бори проблемы. Он знает этот взгляд, растерянный, затравленный. Так смотрит на тебя человек практически в состоянии паники.

-Борь, где Марина? – громко, стараясь перекричать ребенка, спросил он у друга.

-В больнице, час назад забрали. Аппендицит, вроде. А Варьку кормить надо, а она не ест! – голос Бори дрожал.

Этот большой, лохматый мужчина, всегда внушающий уважение и страх, вдруг растерялся, к такому жизнь его не готовила.

Витя и Костя все еще заворожено рассматривали наряд молодого папаши.

-Я уж ее халат надел, Маринкин. Думаю, может, Варька по запаху чувствует, что и как. Но халат стиранный, ничего не выходит!

-Чем кормишь? – спросил Гриша, забирая у Бори орущего младенца. Варя на миг затихла, чтобы разглядеть того наглеца, что прервал их с папой междусобойчик. – Ну, что? Довела отца?

Гриша улыбался малышке, нежно баюкая ее.

-Чем, чем… Запасами, там, в морозилке нашел. А она не ест…

-Так вы на грудном? – решил уточнить Гриша.

-Марина ей и смесь дает. Но закончилась. Завтра должны привезти, я уже заказал….

Боря растерянно смотрел на друзей.

-Ребят, да вы проходите, чего уж… Я ж не ждал вас! Я собирался, а тут она…

-Ладно, хватит болтовни. Костя, дуй в магазин, купи смеси. Вон, банка на столе стоит, видишь? Сфотографируй и покажи продавцу. Витя, ты пойди и поставь чайник. А ты, — Гриша посмотрел на Борьку. – Ты поменяй ребенку подгузник, наконец!

Все засуетились, забегали. Костя, забыв надеть пиджак, выскочил за дверь, Витя пошел на кухню и забренчал посудой, а Боря, что-то напевая и приговаривая, положил дочку на пеленальный столик и принялся за дело.

-Я, понимаешь, боюсь ее! Она такая маленькая, а я такой большой. Все мне кажется, что я ей что-нибудь сломаю! – оправдывался Боря, поглядывая на Гришу.

-Ладно, нормально все. Только она же чувствует, что ты весь на взводе. Успокойся, дыши ровно. Так, молодец! Теперь переодень ребенка. Аппендицит – это не самое страшное. Скоро уже выпишут! В какую больницу-то повезли, ты знаешь?

-Да, сказали в 34-ю, вроде.

Гриша вынул из кармана телефон и позвонил жене.

-Надь, привет! Извини, мы тут задержимся с ребятами. Да ничего у нас не случилось. Мы у Бори. У него Марину в 34-ю забрали, аппендицит, говорят. У тебя там кто-нибудь есть?

Жена что- то ответила, он кивнул.

-Надя все разузнает и нам позвонит, — успокаивающе сказал он, глядя, как Боря аккуратно и медленно засовывает ручки Вари в комбинезончик.

Витя зашел в комнату. У него тоже был ребенок. Но тот уже ходил в школу, все младенческие проблемы давно канули в лету…

Виктор внимательно смотрел на Варю, лежащую на пеленальном столе и кусающую кулачки. Та тоже с любопытством поглядела на него. Готовое уже скривиться в гримасе личико вновь расправилось.

-Она у тебя смелая. Наш до годика всех чужих боялся! – вдруг сказал он.

-Она смелая, как папа. Правда, доча? Ты у меня смелая? – Боря стоял рядом и боялся лишний раз пошевелиться, чтобы Варя опять не заплакала. – Вить, ты поговори с ней, что ли? Видишь, она тобой заинтересовалась!

-Да не вопрос! У нее просто хороший вкус! – Витя поправил прическу и, улыбаясь, начал что-то шептать девочке.

Хлопнула входная дверь. Все вздрогнули.

-Ребят, я в пиджаке деньги оставил! Я быстро! – Костя вихрем влетел в прихожую, схватил пиджак и так же быстро убежал.

-Вот как был разгильдяй, так и остался! – покачал головой Витя. – Да? Не выбирай таких мальчиков, Варя, послушай дядю Витю!

Пока Виктор шептался с ребенком, Борис прошел в ванную, умылся холодной водой и несколько раз глубоко вздохнул, глядя на себя в зеркало. Остаться один на один с собственным ребенком оказалось для него практически невыполнимым заданием. Марина всегда была рядом. Скорее он, Борис, частенько оставлял ее одну с малышкой, уезжая по делам. А тут их роли поменялись.

-Борь, а ты маме своей звонил, ну, или теще? – поинтересовался Гриша, тряся перед глазами Вари погремушкой.

-Да, но моя мама болеет, теща на даче. Так что раньше, чем завтра к обеду она не появится. Кто ж знал. Маринка говорила, что живот болит. А тут как прихватило ее, сразу Скорую вызвали….

-Ладно. Вот Надя пишет, ей сказали, что оперируют твою Марину пока. Все там будет хорошо. Ты бы нам сообщил, мы б пораньше приехали!

Боря замялся.

-Ну, чего я буду вас дергать. Сам должен справляться…

-Ничего ты не должен. На то и друзья, чтобы помогать, а не просто пиво вместе пить. Понимать надо!

Гриша потрепал Бориса по плечу. Ему показалось, что Варя строго посмотрела на него, и мужчина быстро убрал руку.

Григорий со знанием дела прибрался в комнате, приоткрыл форточку, впуская в комнату свежий, весенний воздух.

Варя уже не плакала. То ли она просто устала, то ли почувствовала, что папа больше не нервничает, но девочка тихо лежала на боку в своей кроватке и, звучно посасывая пустышку, смотрела на экран Витиного телефона. Там медленно плавали рыбки.

-А, тем не менее, барышня хочет есть! Пустышка скоро ей надоест, — сказал Гриша.

И тут входная дверь опять открылась.

-Купил, ребята! Вот, десять банок, хватит, а? – Костя держал упаковку банок с детской смесью и широко улыбался. Он чувствовал себя героем, да еще каким!

-Ай да молодец! Спасибо, дружище! – Борис схватил друга в охапку и обнял. А потом побежал на кухню разводить смесь.

Варя быстро все выпила, немного похныкала, а потом уснула. Боря нежно погладил ее по головке, положил в кровать и накрыл одеяльцем.

-Спасибо вам, ребята! Вы, прям, выручили меня, правда! – Боря, наконец, смог спокойно посидеть, рассматривая друзей.

Они не виделись уже почти год. Переписывались, да, но не встречались. У каждого своя жизнь, свои заботы, дела. Все было как-то не досуг. А тут вдруг они все вместе сидят у Бориса на кухне, тихо разговаривают и пьют чай.

Витя рассказал, что они с Ульяной надумали покупать квартиру, теперь оформляют ипотеку, Гриша строит дачу, а Костя скоро уезжает в Сочи.

Знакомые с детства, эти мужчины понимали друг друга с полуслова. Они чувствовали, что Витя не хочет ввязываться в покупку квартиры, но уступает жене, что Гриша готов говорить о строительстве целую вечность, и не перебивали его, что Костя опять бежит от очередных неудавшихся отношений, но никогда не признается в этом…

-Ребят, а вы когда-нибудь пробовали это? – сказал вдруг Костя.

-Что? – не поняли друзья.

-Ну, это, — Константин показал на банку со смесью. – Вот вы родители, кто-то даже не один раз. Что детям даете, вы сами-то пробовали?

Борис, Гриша и Витя призадумались.

-Я пробовал, кажется, — с сомнением ответил Гриша.

-У нас грудное вскармливание было, и не надо так на меня смотреть! – сказал Витя.

-Я не пробовал, зачем мне это? – удивился Борис.

-Как это зачем! Вдруг это гадость, а ты ребенку суешь! – Костя хитро посмотрел на друзей. – Спорим, что вы не выпьете целый стакан этой бурды?

Товарищи переглянулись.

-На что спорим? – Борис сдался первым.

-Давай на ящик тушенки?

-Почему тушенки? – удивился Витя.

-Ну, просто так. Нужная вещь, в хозяйстве пригодится.

-Ладно! – все согласились.

Борис аккуратно разложил мерной ложкой порошок, а Костя приготовился долить в стаканы воды.

Когда в квартиру ворвалась запыхавшаяся теща, приехавшая с дачи на такси и заплатившая за это в три раза больше, чем следовало, она, осмотревшись, заметила свет на кухне. Женщина быстро направилась туда, распахнула дверь и замерла. За столом сидело четверо мужчин. Они пили что-то белое из граненых стаканов, а посередине стола стояла открытая банка с детской смесью.

-А вот и мама приехала!.. – прошептал Боря, медленно поставив пустой стакан на стол…

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.76MB | MySQL:86 | 0,448sec