Муж мог молчать и дуться неделями. Она устала мириться первой

Не в силах больше находиться в гнетущей тишине, душным плотным облаком накрывшей их дом после очередной ссоры, Инга торопливо оделась и молча вышла из квартиры. С удовольствием вдыхая...

Не в силах больше находиться в гнетущей тишине, душным плотным облаком накрывшей их дом после очередной ссоры, Инга торопливо оделась и молча вышла из квартиры. С удовольствием вдыхая свежий морозный воздух, она медленно пошла вдоль вечерней улицы.

Ссорились они с мужем редко, но отчего то очень резко и обидно. И все чаще из-за какой-нибудь ерунды. И долго потом еще дулись друг на друга из-за сказанных в пылу ссоры неприятных слов. На примирение Инга всегда шла первой, её очень тяготил даже кратковременный перерыв в общении с Тимуром. Муж же, наоборот, мог дуться днями и даже неделями, ходить мимо неё с каменным лицом и всячески игнорировать факт её существования.

В тот вечер Инга освободилась пораньше, забежала в ближайший магазин и, задумав приготовить к вечернему пятничному чаю шарлотку, купила всё необходимое. Она уже почти закончила и, мурлыча себе под нос, колдовала над тестом, когда вернулся Тимур. Он окинул взглядом кухню и недовольно пробурчал о вечном беспорядке.

— Это кухня, Тимурчик. Тут готовят, — мягко отозвалась Инга, — И тут иногда бывает беспорядок. Это нормально.

— Нет, это не нормально. Нужно сразу убирать за собой. И тогда беспорядка не будет, — сердито ответил Тимур и принялся рассовывать все по местам: пакет с мукой, баночку с содой, сахарницу, — А очистки от яблок сложно что ли было сразу в ведро выбросить? Нужно обязательно ждать чтобы они тут высохли?

— Да я ведь еще не закончила, — начала закипать Инга, — Что ты цепляешься?

В ответ она узнала, что могла бы и не начинать, тогда и не было бы беспорядка. Слово за слово — они обидно поругались и высказали друг другу кучу претензий, вспомнив, наверное, всё, что вообще могли припомнить. Шарлотку Инга допекала уже в слезах. Вечер был бесповоротно испорчен.

Пошел уже четвёртый день, а они все так же спали в разных комнатах и даже словом не перекинулись. Инга устала, устала обижаться и устала мириться первой. Провожая взглядом смешного взъерошенного кота, попавшегося ей на пути, она подумала, что не очень то и хочет провести часть жизни в переживаниях и обидных молчанках. Но расставаться из-за яблочных очисток — это ведь безумно глупо. Или все-таки нет?

Она почему-то вспомнила, как Тимур приготовил ей травяной чай, когда она лежала с больным горлом. Как он всегда оставляет ей последнюю конфету и последнее печенье. Как выскакивает за ней следом на лестничную площадку и проверяет надела ли она шапку. В глазах защипало. Нет, определенно глупо расставаться из-за яблочных очисток, решила она. От слез обида растаяла или, может быть, её выстудил легкий хрустальный морозец… Инга развернулась и пошла обратно к дому.

Тимура она увидела издали. Он стоял посредине улицы, как будто размышляя, в каком направлении идти. Чуть позже, выхватив ее взглядом в сгущающихся сумерках, он быстро зашагал ей навстречу. Поравнявшись, они еще секунду смотрели друг на друга, а в следующее мгновение Инга уже прятала мокрые глаза на груди у Тимура, а он крепко обнимая её, легко приподнял и закружил на месте.

— Прости меня, — проговорили они одновременно и в унисон засмеялись тихим счастливым смехом.

Тимур слепил снежок и с размаху запустил им в дальнее дерево. Снежок ударился о темный толстый ствол и, разлетевшись на куски, осыпался им под ноги. Обид больше не было. Дышать и думать стало легко и просто. Переговариваясь вполголоса, Инга и Тимур вместе пошли к подъезду.

Уважаемые читатели, а как быстро вы миритесь со своими любимыми , друзьями или родственниками? Вы из тех, кто дуется по несколько дней или, наоборот, поворачивается и разговаривает как ни в чем не бывало уже спустя минуту после ссоры?

Что касается меня, то раньше я могла дуться очень долго, а теперь научилась быстрее отпускать обиды. Ну хоть какой-то толк от возраста.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.79MB | MySQL:86 | 0,366sec