Люблю ее одну. Жену брата. И не представляю больше жизни без нее…

Я жил обычной жизнью, какой живут многие. И за свои 26 лет даже ничего не успел «накосячить», как успевают другие. Наоборот, я всегда делал только правильные вещи –...

Я жил обычной жизнью, какой живут многие. И за свои 26 лет даже ничего не успел «накосячить», как успевают другие. Наоборот, я всегда делал только правильные вещи – с отличием закончил школу, а затем институт, сразу нашел перспективную работу переводчиком, а в этом году защитил диссертацию и стал кандидатом наук. Меня все устраивало. Вот только жизни я совсем не знал, как оказалось. Я считал себя хоть немного мудрым, про таких говорят: «Иные учатся на своих ошибках, а он на чужих».

У меня есть родной брат Степан, он старше меня и живет с девушкой. Девушку я совсем не знал, видел только пару раз, но пообщаться мы не успевали. Однако, Степан и его девушка давно вместе, и даже очень – лет семь точно. Мы виделись с братом редко, но всегда он привозил мне подарочки от своей девушки – пирожные, мыло, варенье, пироги. И все это она делала сама.

Я люблю андеграундную музыку, а в мае в Санкт-Петербург приезжала моя любимая группа. Не хотелось пропускать это событие. Вообще мы с братом время от времени ходим на концерты такого формата. И вот я предложил брату съездить в город белых ночей на пять дней, мол снимем квартиру, и по городу успеем погулять, и на концерт сходить. Брат был только «за». Но предупредил, что в этот раз возьмет с собой Веронику. Я купил три билета. Намеченная дата медленно приближалась. А моя размеренная жизнь также медленно текла.

23 мая мы отправились в маленькое путешествие в Санкт-Петербург. С этого все и началось. Заселились мы в двухкомнатную просторную квартиру. В первый день я не расслаблялся – переводил книгу английского писателя, это по работе. Брат уехал по делам. А Вероника оставила нас вдвоем с братом еще в Мге, там у нее жила подруга, которую она не могла не навестить. До концерта оставалось два дня и времени еще было достаточно. Так прошел первый день. Вечером следующего дня приехала Вероника. Втроем мы выпили вина, приготовили праздничный ужин, играли в карты, болтали обо всем, было весело. Закралась невольная мысль в мой разум – было весело с ней. С Вероникой. Она красивая. Есть в ней что-то манящее, такое невинное, детское и беззаботное. Я отбросил эту мысль. Слишком неправильно.

Уже ночью мы пошли гулять по ночному Петербургу. Сказочный город он в это время. Тысячи огней отражаются в Неве, тысячи огней озаряют небо. Вероника оказалась очень мудрой девушкой, «своей». Мы сидели на поребрике где-то на Московском проспекте, пили вино и говорили о вечном – о жизни, о смерти, о хитросплетениях судеб. Брат был уже достаточно пьян, и даже не вникал в наш разговор. А Вероника рассказывала разные истории из жизни, и я понял тогда абсолютно точно – на сколько сильно я не знаю эту жизнь, я даже не представлял, что в жизни могут случаться такие истории!

А потом, на следующий день, был концерт. И я окончательно «потерял голову». Мы вместе стояли у барной стойки, играла музыка, наши взгляды встретились. Какой это был взгляд! Это была магия. Между нами пробежала не «искра», как говорят, а целая «молния». Против этой магии я был бессилен. А может это был мастерски выученный ей «трюк», когда мужчины становились ей подвластны. За эти дни я уже слышал истории от брата и от самой Вероники, как преподаватели в университете сами писали ей стихи, как ее коллеги сами приносили ей обеды, которые им готовили жены, как они заботились о ней! Я попал в эту ловушку. И был на их месте. Вечером, после концерта, брат ушел спать, а мы с Вероникой перебирали домашнюю библиотеку — в квартире было много книг. Вероника знала то, что не знал я. Она говорила и говорила, а я завороженно слушал. У нее была нелегкая судьба — она рассказывала о своей жизни, она говорила о Куинджи и рядах Коши, о Гете, о Бальзаке и Шекспире, о квантовой механике и Эйнштейне. А я смотрел на нее, и понимал, что для меня она стала лучшей. Когда мы ехали в машине, я молча смотрел на нее, и по моему телу разливалась нега. От нее исходил такой волшебный эротизм, что от одного ее присутствия мне было хорошо.

Уже прошло две недели, как мы с ней не виделись. А я только и думаю о ней. Все мои мысли занимает она одна. Я понимаю, что это неправильно, бессмысленно, глупо, бестолково. Я понимаю, что у нас с Вероникой нет совместного будущего. И она скоро станет законной женой моего брата. Я не могу не думать о ней, это меня сильнее, это невыносимо. Мои переживания настолько глубоки, что даже ребра ломит от этой душевной боли. Я люблю ее одну. И хочу быть только с ней.

Я думал, что знаю жизнь. А оказалось, нет.

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.83MB | MySQL:86 | 0,348sec