Когда муж уходит из дома

Алла была счастлива в браке целых тринадцать лет (роковое число), и даже не подозревала, что может произойти что-то, что изменит ее безмятежную жизнь и прочный союз с любимым...

Алла была счастлива в браке целых тринадцать лет (роковое число), и даже не подозревала, что может произойти что-то, что изменит ее безмятежную жизнь и прочный союз с любимым мужем Владимиром.

В этом году ему исполняется сорок лет, и они планировали отметить эту дату только вдвоем, где-нибудь на берегу моря, экзотично и романтично. До дня рождения оставалось всего два месяца, а муж вдруг остыл к этой идее, и даже обсуждать ее не хотел.

Алла пыталась несколько раз начать разговор о поездке, он отмалчивался, а однажды сорвался. Было высказано все: она надоела ему со своими идеями, прицепилась, как банный лист! Неужели больше не о чем поговорить или побеспокоиться?!

Разразилась крупная ссора, после которой Алла со слезами закрылась в спальне, а муж, выпив пару рюмок коньяка, уснул на диване. И все последующие дни Владимир был холоден и молчалив. Алла переживала, но поговорить не решалась, чтобы снова не поссориться. Хотя раньше они почти не скандалили и всегда мирным путем разрешали любые вопросы, даже спорные.

В ближайший выходной Алла встретилась со своей давней подругой. Настроение было не очень, подруга это заметила, и она решила поделиться: что-то с Владимиром не то. Та призадумалась и высказала чисто женское предположение: может у него кто-то появился?

Алла растерялась. Не сказать, что она совсем не думала об этом, но старалась отгонять от себя эти мысли. А вот сейчас ей припомнились и его постоянные задержки на работе, и срочная командировка, и ключи от дачи в кармане плаща, хотя ранней весной они туда никогда не ездили.

Воображение рисовало очень неприглядную картину, а настроение упало до нуля. И что теперь со всем этим делать? Как поговорить с мужем, не нарываясь на очередной скандал?

Но он сам вышел на этот разговор. Видимо, не мог не заметить подавленного состояния жены. И Алла решилась: она призналась, что чувствует его охлаждение, видит, что отношения испортились, но причин не понимает.

— Что происходит, Володя? — спросила она, как можно мягче, на что он ответил:

— Я не знаю. У меня страшная апатия, и я хочу пожить отдельно. Перееду на дачу, соберусь с мыслями, разберусь во всем. Потом поговорим.

С этими словами он сложил в сумку свои вещи и ушел, сказав на прощание: мне просто надо побыть одному.

Алла потерял дар речи, когда за ним захлопнулась дверь. Она не плакала, просто сидела молча и смотрела перед собой в полном оцепенении. Ни с родителями, живущими в другом городе, ни с дочкой-подростком этим не поделишься. Для них он в командировке.

А подруга так и заявила: я была права, похоже! Она высказала предположение о том, что это, скорее всего, кто-то с работы, но от этого переживания только усилились.

— Езжай поздно вечером на дачу, и сама все увидишь. Хочешь, я с тобой поеду?

Но Алла отказалась. Выслеживать мужа она не собиралась. Если он решил ее оставить, то его уже не вернешь, а устраивать разборки – это не в ее характере!

И опять бессонные ночи, слезы в подушку, молчаливые вопросы в глазах дочери и страшная подавленность. От мужа ни одного звонка.

Прошло десять дней, и вдруг звонок с работы Владимира: не знает ли она, когда он вернется? Уехал по делам, взяв за свой счет, и вот уже два дня, как должен быть на работе, но не появляется, на звонки не отвечает.

Алла разволновалась не на шутку и отправилась все же на дачу. Но мужа там не было, зато она нашла письмо, адресованное ей, почти на двух листах.

«Алла, дорогая. Даже не знаю с чего начать… Во всем, что случилось, нет ничьей вины, ни моей, ни твоей. Хотя моя, пожалуй, есть.

Мы были женаты почти десять лет, когда я узнал, что у меня есть дочь, да, еще одна дочь у женщины, с которой я встречался задолго до нашего знакомства.

Мы расстались, она уехала в Сибирь, а через десять лет разыскала меня и сообщила про Дашку. Три года я носил это в себе, старался забыть и не переживать. И у меня это получалось как-то, пока вдруг не пришло сообщение о том, что Дашина мать умерла.

Она знала о своей болезни еще тогда, когда разыскала меня и умоляла не оставить девочку, когда ее самой не станет. Я уехал к дочери, буду оформлять отцовство или опекунство. На работе взял отгулы. А это мой новый номер телефона, специально поменял, чтобы с работы не доставали.

Позвони мне. Прости, что оказался трусом и не смог сказать все это тебе прямо в глаза, обсудить по-хорошему. Прости, Алка!

Дочку я не оставлю, она так похожа на меня, ты бы видела ее фото! И на нашу Олечку похожа. Хотя на два года старше.

Когда ты мне позвонишь с принятым решением, тогда все обсудим подробно. Я очень люблю вас с Олей.

Твой Владимир»

Алла перечитала письмо несколько раз, сквозь горячие слезы, и тихая, спокойная радость разлилась внутри от того, что ее муж не оказался ни негодяем, ни предателем. Она успокоилась, собралась с силами и позвонила ему, сказав, что ждет домой их обоих. И обсуждать здесь нечего.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.75MB | MySQL:86 | 0,243sec