Когда была рядом Таня, пренебрегал ею — а ушла, то весь извелся

Сегодня вылез из шахты — гляжу, объявление висит, кто хочет, пусть зайдет в рудничный комитет, есть комнаты в старой части города… — Может быть, мне получить? — спросил...

Сегодня вылез из шахты — гляжу, объявление висит, кто хочет, пусть зайдет в рудничный комитет, есть комнаты в старой части города…

— Может быть, мне получить? — спросил я Таню, с которой я случайно познакомился и живу в заброшенном вагончике.

— Конечно! И на меня тоже.

— Ты мне — никто.

— Тогда давай распишемся!

— Начинается! Бегу в загс и спотыкаюсь от нахлынувшего счастья.

— А почему бы и нет, Гена? Я же хороший человек. Как жена — образец. На меня надо молиться!

— Я буду встречать тебя с работы и воспитывать детей,

— У меня их нет.

— А я тебе нарожаю.

— И куда детей — в эту конуру?! Мы с тобой живем здесь потому, что — юные романтики. Нам простительно. А дети? С них же надо каждую муху сдувать!

— Тебе дадут квартиру.

— Давай купим кровать!

— А что? Тебе эта не нравится?

— Это не кровать, а борона какая-то! Тут шесть пружин торчат, и все на моей стороне

— Ну купи.

— А как я ее довезу?

— Наймешь вездеход — и привезешь…

— Новую кровать — в такую нору?! Никогда!

— Ох и зануда же ты! А еще говоришь, жениться на тебе! Да я повешусь на третий день медового месяца… То ей — кровать, то — «никогда»!

Вдруг в дверь кто-то бешено заколотил.

— Кто это?! — встревожилась она.

— М-м-м… Черт его знает! — Я тоже вроде бы испугался. Живые люди здесь не ходили. Медведи спят. Олени с волками ушли на юг…

Я высунул голову в коридор и прокричал страшным голосом:

— Кто-о!!!

— Открывай, — пробубнил кто-то жалобно.

Я открыл.

В коридор вползло какое-то чучело, дрожа и стуча зубами.

— Входи в комнату, — сказал я. Под шубой и намордником оказался Саша. — Сашка! Черт! И надо тебе было тащиться, мог бы запросто околеть!

— Я в гости. Попить кофейку, поесть… На дармовые обеды я, бывало, и еще дальше ходил…

— А вы тоже на руднике работаете? — спросила Сашу Таня.

— Конечно, — сказал я.

Он еще раз внимательно осмотрел пол, потом махнул рукой:

— Ну, как с квартирой-то? Постыдись! — уже серьезно укорил он, — Долго ты будешь из себя черт-те кого гнуть? На руднике мужики возмущаются. Какой, говорят, отшельник нашелся!

— Ладно, — согласился я. — Чувствую, покоя мне здесь больше не видать.

— Во, другой разговор, — потер руки Саша. — Пиши заявление. Справку с места работы…

— Ты что?! Очумел? Какая справка с места работы! Да меня весь рудник знает!

— Порядок такой… Ну да ладно. На работе я тебе все объясню.

Он оделся, и мы вышли.

— Ты не болтай на руднике, что я здесь не один, — попросил я его в коридоре.

— Ладно, — согласился он. — А хороша девушка, черт! Женился бы ты, право. А?

— Сам на ней и женись и получай квартиру в старом фонде, а я уж как-нибудь один проживу.

— Ну смотри. Твое дело. Только мне кажется, что ты заболел.

— Чем? — приподнял я брови.

— Самомнением. Тебе нравится, как с тобой возятся наши ребята… Кому и что ты хочешь доказать? Зачем тебе эта дыра?.. Прости, но ты — свинья. — Он повернулся и вышел.

Я вернулся в комнату. Таня куда-то собиралась. Я сел на кровать и спросил:

— Ты куда?

Она промолчала. Но видно было, что она чем-то обижена. Движения ее были резки.

— Куда это ты собираешься?! — снова спросил я.

— Ухожу.

— В магазин?

— Нет. Совсем ухожу.

— Куда торопишься? — живи до весны.

— Спасибо… Я слышала, как ты предлагал меня своему другу в жены.

— Да ты что? Рехнулась? Кому я тебя предлагал?! — Не ты ли Сашке говорил: «Вот и женись на ней»?

— Это же я смехом.

— Вот и я смехом ухожу.

— Ну и проваливай! Я цепляться за твою юбку не собираюсь.

— А тебя об этом никто и не просит… — Она рывком открыла дверь.

— Проводить? — спросил я.

— Не надо, — бросила она и вышла в лютый мороз.

Я тоже вышел на улицу. При лунном свете было видно, как Таня бежала по тропинке в сторону дороги. Я проводил сожительницу взором до шоссе, потом вернулся в барак. Посмотрел в зеркало — обморозил правое ухо. Так быстро! А она? Помчалась в демисезонном пальтишке и в летних сапогах…

«Замерзнет — обратно прибежит, — решил я. — А если не замерзнет — доедет».

Но она не возвращалась, и я еще раз вышел на улицу. Вдоль линии шоссе никого не увидел. Наверное, уже уехала.

Самое интересное — куда? Я не знал. Таня ничего мне не рассказывала о себе. Кто она? Есть ли у нее кто близкий? Где она жила до нашей встречи? Где работала? И даже сколько ей лет — я знал приблизительно.

Ночь я провел беспокойно. Утром раньше обычного поехал на работу.

В нарядной было сильно накурено. Начальник участка объяснял, что нам надо сегодня делать. А я присел на стул и стал думать о Тане… Где она сейчас? Где ночевала?..

Рядышком подсел Саша.

— Ну как? Написал уже челобитную? — спросил он.

— Надо еще посмотреть, что там за квартиры. А то получится: из куля да в рогожку.

— Уж получше, чем твоя берлога. Рядом магазин, автобусная остановка…

— Лады.

Я подумал, что Таня может прийти сегодня, а ключа за обшивкой двери нет. Замерзнет и в комнату не попадет… Так и побредет в ночи ее маленькая фигурка… Мурашки побежали у меня по спине.

«Ну ладно, — подумал облегченно я. — Вернется к себе домой и будет нормально жить. А что за жизнь — в любовницах у идиота!»

Но что бы я ни делал, всюду видел ее у покрытой инеем двери, и картина эта не исчезала. Я жестоко корил себя за то, что все время смеялся над нею, гнал даже, резко разговаривал… Хотелось плакать от злости на самого себя…

По тропинке к бараку я почти летел. Но ее не было. Ни в коридоре, ни в комнате. Я, не раздеваясь, сел на кровать и горестно покачал головой.

Отчаяние овладело мной. Я выпил немного коньяку и заплакал. Я сидел и плакал прямо на кровати, в шубе, в унтах, в меховых рукавицах… Иней таял на бороде и на пол капала вода. Все в этой комнате говорило о ней. Здесь она стояла, гладила, прикасалась тонкой рукой к наволочкам. Обвивала пальцами чашку и дула на горячий чай… Мне казалось, что до ее появления в моей жизни меня не было.

Окно вдруг озарилось светом. «Что за чертовщина!» Набросив куртку, я выскочил во двор.

К бараку по сугробам полз вездеход. Он поднимал за собой светящийся веер снега, и змеи поземок бросались от железного дракона в разные стороны.

Я вернулся в барак и надел шапку с рукавицами. Тревожное любопытство вновь вытолкало на улицу. Кто бы это мог быть? Наконец-то громадина вездехода подкатила к порогу и остановилась. Из кабины выпрыгнул водитель и проворчал:

— Ну, голуба! Не знал я, что в такую даль. Ни за что бы не поехал!

Вслед за ним выбралась Таня и сразу же набросилась на меня:

— Что рот разинул?! Помогай!

Я радостно закричал:

— А ты какого дьявола выдумала? Чего притащила?!

— Помогай!

Из кузова двое мужчин уже вытаскивали что-то большое.

— Что это? — спросил я

— Кровать, — ответила Таня. — Там еще телевизор, если уцелел, конечно… Помоги людям, а то стоишь, как на витрине!

Когда мы все перетащили в комнату, отдохнули, отогрелись, я спросил ее:

— Где это ты столько барахла набрала?

— Из дому.

— А у тебя и дом есть? — не удержался я.

— Это только у тебя нет дома. Живешь, как пес, в тундре…

На ней, была шуба, песцовая шапка, маленькие унтайки из оленьего меха. С собой она привезла еще и небольшой чемоданчик со всем необходимым, и даже с простынями и занавесками. Она тут, же принялась возиться по хозяйству: застелили стол скатеркой, вытащила две фарфоровые тарелки, заставила меня принести ведро снега и установить телевизор. Я поставил телевизор на ножки, раскинул усы антенны, включил, и он заработал…

Все-таки подал я заявление на квартиру. Мне выдали ордер, а в жилье пока не впустили — сказали, что там идет косметический ремонт. Скоро кончат красить полы. До вселения оставалась будто бы неделька.

Вернувшись с рудника, я спросил Таню:

— Хочешь в новую квартиру?

— А что?

— Мне ордер дали. Говорят, что в ту субботу можно будет переезжать.

— Переедем!

— Но мне тогда надо слетать в город — у меня там чемодан с барахлом у Сашки, под кроватью.

— Езжай.

— Ну жди. Я одной ногой…

— Ген, а может, сбегаем, посмотрим, а? — проканючила она.

— Что там смотреть? Сказали же, что красят…

Я наскоро поел, оделся и поехал в город. Я радовался появлению в моей жизни этой девушки, без которой уже не представлял свою жизнь.

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.81MB | MySQL:86 | 0,414sec