Как цыганка с меня порчу снимала. Реальная история

Cегодня я хочу рассказать пару историй, которые когда-то случились в моей жизни. Думаю, что они могут оказаться кому-то интересными просто как байки, или как знания в копилку опыта.

Итак, погнали.

Когда-то, уже достаточно давно произошел со мной такой случай. До сих пор, когда вспоминаю, пробегает между лопаток холодок.

В то время мы с мужем жили в нашей первой квартире – крошечной однушке.

Я работала в библиотеке, старшая дочка была небольшой и ходила в садик.

В те времена у меня было заведено, что в понедельник у меня был выходной, и у меня всегда была уборка, которая сводилась к стирке и мытью полов.

Весь день я выдраивала до блеска свой однокомнатный рай. Муж был на работе. Обычно, к пяти часам вечера я заканчивала все свои домашние дела и шла за дочкой.

Думаю, что дочке тогда было года четыре. Жили мы небогато.

Время было — или ранняя весна, или поздняя осень. Было холодно, но снега еще (или уже) не было. Время было к вечеру. Надо идти за дочкой в садик.

И в этот момент раздается звонок в дверь.

Открываю – стоят две женщины. По виду – цыганки. Я не испугалась. Я же дома, что может случиться?

Цыгане у нас в городе живут оседло, более-менее компактно. Многие работают. В принципе, городок небольшой, все друг у друга на виду. Многих знаешь просто чисто внешне.

Но тогда кто только не болтался у нас на севере – и цыгане, и беженцы, и прочий непристроенный люд. Эти женщины, явно, были не местные

И вот одна, которая постарше, говорит : «Пусти, милая, в тёплый туалет сходить, погреться».

Я, наивная дуpочка, начинаю думать, как мне человеку отказать? А вдруг она действительно хочет? Как можно отказать человеку в самом необходимом? Тем более, что она не молодая, уже в возрасте.

Пустила ее в туалет. Она вышла и спрашивает: «А нет ли у тебя, милая, какой-нибудь еды? У меня дома дети голодные, а ты живешь хорошо, квартира теплая». Я опять думаю, люди еды просят, как я могу отказать? Поделюсь, что есть. А время было голодное, середина 90-х. Ничего удивительного, что людям есть нечего.

Взяла какую-то сумку, наложила картошки, овощей, еще чего-то. Она посмотрела в сумку и спрашивает: «А кости у тебя какой мясной нет? На суп?». Кости, говорю, нет.

Ну, она продолжает: «Вижу, порча на тебе. Болеешь сильно. Завидуют тебе, отсюда все твои беды». Ну, это сейчас я понимаю, что у цыганок этому девочек с детства учат. А тогда в голове начинает проноситься, что, действительно, болею и думала неоднократно, что, видно, кто-то сглазил.

А цыганка продолжает: «Давай, милая, за доброту твою, я сниму с тебя порчу». Ну, я, вроде, умом соображаю, что что-то тут не то, но делаю, как она говорит. Вторая цыганка в это время на пороге стоит, не проходит.

И попросила она у меня яйцо и чашку с водой.

Я всё дала. Она берет яйцо, разбивает его в чашку и показывает мне. А там, вместо желтка, маленький чёртик с рожками.

Сказать, что я испугалась – ничего не сказать.

А цыганка продолжает: «Это твоя порча. Дай мне иголку, и я у тебя ее уберу». Я иголку подала, она потыкала это существо, потом всё забрала и говорит: «Всё. Оно тебя больше беспокоить не будет. А за то, что я сняла с тебя порчу, ты мне должна что-то дать. Есть у тебя золото?». Я говорю, что нет, только обручальное кольцо. Она отвечает: «Вижу, что живешь небогато. Дай то, что не жалко».

А у меня на кухне (а весь разговор происходил на кухне), стоял на столе такой красивый металлический набор посуды – кофейник, чайник, сахарница и молочник. И вот она смотрит за этот набор, и я спрашиваю, подойдет ли набор?. Она отвечает, что подойдет. Я беру этот набор без подноса, только посуду, и отдаю ей. Она еще попросила платок, чтобы всё это увязать. Я подала платок, она сложила это всё и завязала узлом. Потом сказала, чтобы я на нее не обижалась. Она мне помогла, а посуду я сама отдала.

Они ушли, а я стою, как будто на меня ведро холодной воды вылили. И в этот момент снова стук в дверь – пришла моя мама.

Мама с ходу спрашивает, что случилось и не от меня ли сейчас вышли цыганки? Я стою, глазами хлопаю. Мама обратно в дверь, слышу только топоток по лестнице. Я на балкон и смотрю, что было дальше. А мама моя догнала цыганок, и, не став разводить интеллигентские сопли, отняла у них этот узелок. Те верещали, что я сама добровольно отдала. Но мама у меня была огонь. С ней такие фокусы не проходили. Она за дочку горло была готова перегрызть.

Принесла мне мою многострадальную посуду, отругала меня, как малолетку. За то, что неизвестно кого в свой дом пустила и в туалет – а вдруг у них какие болезни, а у меня ребенок? За то, что слушала их байки и повелась на их спектакль. В общем, вправила мне моСК.

Меня тогда трясло, как осинку на ветру. Потом началась иcтерика. Моя милая мамочка успокаивала меня и учила уму-разуму, как себя вести в подобных ситуациях.

Много лет прошло, прежде чем я смогла пересилить в себе этот страх перед цыганами.

Сейчас я, конечно, уже в такую ситуацию не попаду. Я тертый калач и, в случае чего, могу дать отпор.

Хочу сказать, что цыгане никогда, по крайней мере, как я знаю, не зайдут на твою территорию и не сделают тебе что-то, если ты сам им это не позволишь. Они сами не отнимут и ограбят – они тебя так уболтают, что ты всё отдашь им сам.

А были ли у вас подобные случаи? Поделитесь?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.99MB | MySQL:82 | 0,338sec