Как Инна отметила День всех влюбленных

Нет, Инна выпивает очень редко. Много работает, к тому же дома шестилетний сын, надо им заниматься. Инна – очень хорошая мама. Она вообще замечательный человек, я знаю ее...

Нет, Инна выпивает очень редко. Много работает, к тому же дома шестилетний сын, надо им заниматься. Инна – очень хорошая мама. Она вообще замечательный человек, я знаю ее лет пятнадцать. Изредка бываю в гостях – она кормит меня сациви, лагманом, своими вареньями. У Инны одна беда – не замужем. Отец ее сына, раздолбай, давно исчез где-то в Америке, какой-то бескрайней оклахоме. Инне бывает очень плохо, особенно ночами, когда уложит сына, а сама не может уснуть. Она мне сама признавалась, как близкому другу. У нее были романы, она симпатичная, она классная. Но почему-то все не складывались. «Мне уже тридцать шесть! – воскликнула Инна однажды, когда мы сидели на ее кухне. – Так и состарюсь одна».

Эта история случилась год назад. Был февральский унылый вечер. Сына взяла бабушка на несколько дней. Инна сидела одна, посуда вымыта, пыль вытерта. Делать нечего. Тоска. «А что бы не выпить?» – подумала Инна. И достала бутылку красного итальянского, она стояла у нее почти год.

Выпила бокал. Оглядела кухню веселым глазом. «И что я грущу? – громко сказала Инна. – Напишу-ка я Димке!».

Димка – это как раз последний «бывший». Компьютерщик. Чертовский умный, но занудный. Сказал Инне, что к семейной жизни еще не готов в свои 37. Инна понимала, что не надо писать, что она гордая, что пусть бы он провалился… Но уже набирала в телефоне: «Не женился еще?».

И тут же пожалела об этом. Даже спрятала телефон под салфетку. «Вот я дура!».

Но кто из нас не делает глупостей, выпив? Алкоголь вообще удивительно воздействует на память. Он вдруг заставляет вспоминать былые романы, тех, кого мы когда-то очень любили, с кем очень давно расстались, даже плохо расстались, кого, может, потом ненавидели… Но выпив, нам почему-то хочется им написать. Узнать, как там и что? И главный вопрос: не скучает ли? Ведь нам дико хочется, чтобы хотя бы немного страдал, чтобы жалел. Пусть минуло пять или десять лет, алкоголь всё оживляет. Эти плечи, ночи, безумства. И как соседи долбили в стенку, потому что мешали им спать.

Но Инна была уверена, что Дима не ответит, они же расстались навсегда еще в сентябре. Инна налила полбокала, и только поднесла ко рту, как под салфеткой послышался «трень». Инна приказала себе не спешить. Сделала глоток. Но потом сообразила, что это могла писать мама, вдруг сын что-то хочет. Взяла телефон. Там был ответ Димы: «Привет, красавица! А ты не замужем?». Инна даже перестала дышать на мгновение: этот зануда никогда не называл ее красавицей. Она хотела быстро ответить, но вспомнила, что так не годится, нужна долгая пауза. А чтобы паузу как-то заполнить, Инна нашла телефон Вахтанга. С ним она рассталась два года назад. Вахтанг занимался недвижимостью, всегда ходил в добротном пиджаке, ярких галстуках, а на галстуке – обязательно золотая булавка. Вахтанг был два раза женат. Инна была уверена, что после нее он точно женился еще раз. С ним она рассталась от обиды, тот уехал отдыхать в одиночестве, даже ничего не сказав. «Мерзавец!» – воскликнула хмельная Инна и тут же написала в вотсапе: «Помнишь еще мой сациви?».

Она не успела сделать и двух глотков, как Вахтанг ответил: «Конечно! Я помню всё, не только сациви!».

Инна подпрыгнула – прямо с бокалом в руке. И уже не выдерживала паузу: «А что ты еще помнишь?». Вахтанг, обычно немногословный, вдруг стал описывать, что он помнит – и так описывать, что Инна раскраснелась.

Тут она вспомнила, что надо ответить Диме. «Нет, я не замужем, – написала она. – Просто вдруг решила тебе написать. Как вообще дела?»

Еще бокал вина. Наконец, Инна решилась на самый отчаянный поступок. Написать Игорю. Гарику. Они учились на одном курсе, у них был роман длиною три года. Их называли самой красивой парой института. А накануне свадьбы в июне далекого года они поссорились. Из-за ерунды. Гарик хотел чинную свадьбу в ресторане, а Инна требовала природы и безумств. Как же они ругались тогда, Инна даже порезала ножницами свадебное платье. И возненавидели друг друга. Они не общались много лет, потом случайно встретились в аэропорту. Гарик был с двумя маленькими дочками, Инна – с сыном. Обменялись номерами, Гарик сказал: «Надо увидеться как-нибудь…». Прошло три года, оба молчали. Но сегодня был особенный вечер. Инна написала: «Привет, Гарсон! Может, увидимся?». Да, она называла его Гарсоном – тогда, когда у них был роман. Больше никто его так не называл.

Инна выдохнула. Присела на стул. Встала. Снова присела. Телефон она держала в горячей руке. «Трень!». Инна поднесла трубку к глазам: что же ответил Гарсон? Тот, которого она так любила. Но это был не Гарсон. Это был Вахтанг. Он написал, что может приехать хоть сейчас, так разволновался. Инна готова была согласиться, но в этот момент ей и ответил Гарик. Гарсон. «Инка! Ты? Класс! Не ожидал. Увидимся?». Гарик, как всегда, был решителен. Инна уже собиралась ему написать, что давно пора, что она свободна завтра вечером. И, кстати, это же 14 февраля, День влюбленных. Но тут стал писать Дима, потом Вахтанг требовал ответа, потом снова Дима…

Инна выпивала и писала – одному, второму, третьему. Она уже чуть путалась. Вопрос, который хотела задать одному – посылала другому. Холостяка Диму спросила про дочек, но поправилась, что это она так сегодня шутит. Да и ерунда, пустяки. Главное – Инне было страшно весело. Она чувствовала себя дурашливой студенткой, сексуальной оторвой, угарной девчонкой.

…Хорошо, что Инна взяла отгул на следующий день. Она проснулась в полдень, одетой, на диване. «Вот я алкоголичка!» – пробормотала Инна, двигаясь медленно в душ. Под душем она и вспомнила все. Ужаснулась. Набросила халат, бросилась к телефону. Прочитала всю ночную безумную переписку. Снова ужаснулась. Но самое главное – всем троим она назначила свидание на сегодня, у памятника Пушкину, в восемь. В День Всех Влюбленных.

Сперва Инна хотела написать извинения, всё отменить. Но выпив чаю с лимоном, подумала: зачем отменять? Надо играть до конца.

И к восьми она явилась. Укуталась в пышный шарф, оставив только глаза. Замаскировалась. Сперва Инна увидела Вахтанга, с букетом. Потом Диму, тоже с букетом. И, наконец, явился Гарик. Он тоже держал букет, причем тюльпанов, самых любимых цветов Инны. Хорошо, что все трое не были знакомы между собой.

Инна улыбнулась и быстро зашагала прочь. Ей не нужны были эти свидания, она теперь это хорошо понимала. Всё это прошлогодний снег. Она получила главное: маленький женский триумф. Ее помнили, ее очень даже помнили. И наверно, все трое любили, хотя бы немного. Зачем бы примчались тогда? Инна засмеялась, она была счастлива. Просто счастлива. На звонки и сообщения Инна не отвечала в тот вечер. Ничего страшного, пусть ждут ее там, у памятника. Ждут очень долго.

Алексей БЕЛЯКОВ

 

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 10.01MB | MySQL:86 | 0,359sec