Ирину кольнуло — да ведь дочь их стесняется! Приглашения на свадьбу они так и не получили

Не в силах больше выдерживать гнетущую застоявшуюся тишину, Ирина отыскала пульт и вот уже комната наполнилась привычным мерцанием и разноголосыми звуками. Вникнуть в происходящее на экране никак не...

Не в силах больше выдерживать гнетущую застоявшуюся тишину, Ирина отыскала пульт и вот уже комната наполнилась привычным мерцанием и разноголосыми звуками. Вникнуть в происходящее на экране никак не получалось, мысли по кругу возвращали её к завтрашней встрече.

На кухне захлопали дверцы шкафа, зашумела вода. Через минуту в комнату, тяжело ступая, вошел муж.

— Что это ты там затеяла? – он кивнул в сторону кухни, — Столы накрывать собралась? Гостей потчевать?

Ирина на секунду задержалась с ответом.

— Да, овощей наварила на салаты, мясо замариновала, ну а как же иначе. Всё же люди приедут. Дочка.

— Дочка, говоришь… — Виктор хмыкнул, — Ну и встречай эту дочку сама. Петрович, слыхала, крышу перекрывает? Рук не хватает. Я завтра помогать им буду. Попросил он.

— Витя…., ну нельзя так, — она покачала головой, уже предчувствуя бурю, — Мы должны быть умнее, мудрее. Мы — родители. Нельзя…

Договорить она не успела. В следующее мгновенье муж уже почти кричал, нервно меряя шагами комнату и разводя руками.

— Нельзя, говоришь? А с нами так можно было? Ира! С нами так можно было?! Правильно Сашка сказал – вырастили эгоистку. Эгоистка и есть. Гляди-ка, мы слишком простые и недалекие для них оказались. Как же только мы такие глупые и такую умницу интеллигентную вырастили-то, а?

Ирина молчала, не желая подливать масла с огонь. Её и саму терзали все эти вопросы да только ответов она не находила.

Из их маленького поселка и сын, и дочь уехали друг за другом едва только окончили школу. Сын отучился на автомеханика, нашел работу, женился, пошли внуки. Родителей Сашка не забывал, частенько приезжал и сам, и с семьей, и внуков привозил. Помогал с огородом да отцу кое-что по хозяйству.

Юленьку же выучили в институте. Непросто было. Ирина на поселковой почте всю жизнь проработала, Виктор водителем на водоканале, какие там заработки. Но работы не чурались, держали по несколько голов скота, коз, кур да гусей. Дохода от продажи мяса и молока с натяжкой, но хватало на учебу и содержание дочки в городе.

В поселок Юля приезжала очень редко. На двор или в огород ни ногой. Всегда говорила, что жить будет только в городе, не по душе ей сельская жизнь. Ирина слушала дочь и кивала головой, оно и правда, что хорошего она видела в селе, какие уж там театры да музеи. На рынок в город съездишь, вот тебе и развлечение. Не такой жизни она хотела для Юлечки, не такой.

Известие том, что у дочери появился молодой человек и дело идет к свадьбе, родители узнали от Сашки. Юля давно уже не приезжала, а в редких телефонных разговорах не откровенничала. Чуть позже она сообщила, что выходит замуж, хотела, чтобы родители приехали познакомились с будущим зятем и его семьей. На удивленные вопросы о том, как же так, без сватовства то, без благословения, сердилась. Все эти обычаи, мама, прошлый век, нам это не нужно, вот и весь разговор.

В городе Юля встретила родителей на вокзале сама. Сказала, чтобы они вели себя культурно, не так, как привыкли дома, а лучше всего помалкивали, чтобы не наговорили лишнего, особенно отец. В чем дело стало ясно после знакомства с будущими сватами.

Уже тогда Ирину больно кольнула мысль о том, что дочь их просто стесняется, а пригласила приехать лишь по настоянию жениха. Павел понимал, что родители должны познакомиться между собой. Сваты оказались людьми состоятельными и очень интеллигентными. Встреча прошла, как считала Ирина, хорошо. Посидели, пообщались и уже перед самым отъездом, Юля сказала, что сообщит о дате свадьбы.

Но приглашения на свадьбу Ирина с Виктором так и не дождались. Как потом выяснилось, дочь сказала и мужу и его родителям, что заболел отец, поэтому её родители приехать на торжество не смогут. Уже на свадьбе Юля сказала брату, что не стала приглашать родителей, так ей спокойнее, никто ничего не вычудит и лишнего не наговорит. Между сестрой и братом произошла бурная перепалка, в неё были втянуты и Павел, и свёкор со свекровью. Дочкина глупая ложь едва не разрушила только-только начинающуюся её семейную жизнь.

Ирина и Виктор тяжело пережили дочкин поступок. Им так и не пришлось увидеть свою девочку в свадебном наряде, сказать ей напутственные слова, утереть слезы радости и счастья. Другие были у них слезы: горькие, жгучие, слёзы обиды и непонимания.

Что и как там сложилось дальше Ирина не знала, но спустя несколько дней дочь позвонила и сообщила, что свёкры очень хотят приехать к ним в гости. Ну и она с Павлом приедут тоже.

И теперь, в ожидании этой встречи, Ирина места себе не находит. Как себя вести, о чем говорить? Горячий стыд за себя и за дочку захлестывает её с головой. Еще хуже то, что Виктор ни в какую не желал принимать дочь, а когда понял, что встреча все-таки состоится, то решил на ней и вовсе не присутствовать.

Уважаемые читатели, дочкиных объяснений Ирина хочет и боится. Не знает, сможет ли простить. Но очень хочет простить и успокоиться. Так уж, видимо, устроено родительское сердце: своим детям мы готовы принести в жертву всё. Даже самих себя.

Непростая история. Лично для меня немыслимая. Но может быть мы с вами сможем найти правильные слова для родителей Юлии? И для неё самой.

Что скажете? Простили бы?

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.75MB | MySQL:86 | 0,203sec