И дети не удержат

На чужом несчастье своего счастья ещё никто не построил.

Он проснулся среди ночи, как будто кто-то, толкнув в бок, сказал: «Хватит спать, вставай! Посмотри на меня, почувствуй, как мне больно». То ли это был сон, то ли зов совести, Виктор не мог взять в толк. Тем не менее, сна как не бывало. Он прошёл в кухню, закурил сигарету, и мысли нескончаемой чередой стали проноситься в ещё толком не пробудившейся голове. «Ну, скажи, в чем же я виноват?» — вновь и вновь задавал он этот бесконечный вопрос то ли самому себе, то ли ей. Внезапно понял, что всё-таки сильно обидел Жанну. Но что он мог поделать? Такая бессмысленная жизнь уже была никому не нужна. Ни ему, ни жене. Жене, теперь уже бывшей. Виктор вздохнул. Забытая в руке сигарета потухла, а он еще долго смотрел на след пепла, оставленный на подоконнике. След, который седой пылью оседал сейчас в его сердце.

Пустоцвет

Она знала его почти вечность. Десять лет в школе за одной партой, общие игры в одном дворе. Смешные детские воспоминания. Вот Витька, сам ещё сопливый мальчишка, строящий из себя взрослого и смелого, перепрыгивает через забор, убегая от ни с того ни с сего взбесившейся соседской собаки. Катюха с девчонками долго смеялась ему вслед. Она и не обращала тогда внимания на неказистого и вечно чумазого парнишку, который всегда был рядом. Как подружка, как обычная никогда и никуда не девающаяся игрушка, привычно лежащая на своём месте. Так привычно, что её даже не замечаешь.

Школьные годы пронеслись также быстро, как и десять лет брака. Кто бы мог подумать, что Витька станет взрослым, да еще и её мужем. Она уже больше не смеялась над ним. Из невзрачного паренька он превратился в видного мужчину. Да и руки были на месте, всё тогда устраивало Катерину в муже. Вот только отчего такая досада и боль, живущая в ней, и поныне не даёт покоя? Пустоцвет… Вы знаете, что это такое? Да такой цветочек, красивый и благоухающий на радость всем, ну а потом быстро увядающий, так и не приносящий никакого плода. Совсем, никакого!

Екатерина много раз ездила в город по врачам, и Виктор вместе с ней обследовался. Он был абсолютно здоров. Она тоже вроде бы на вид не больна, но пуста. Как порожняя бочка, как никому не нужный предмет. Катя тогда очень сильно переживала. Виктор жалел жену. Говорил: «Ну что ты, котёнок мой, не хнычь. Не надо нам с тобой никого. Ты для меня всё: и жена и ребёнок». В такие минуты он подхватывал Катюху на руки и кружил по комнате. Она грустно улыбалась, чувствуя себя вновь маленькой девочкой. И, убаюканная в сильных руках мужа, немного успокаивалась.

Даже местная бабка-повитуха, то и дело варившая ей разные отвары от горьких до непонятно какого вкуса, не помогла. Так и жили они. В деревне особо не заскучаешь. Работы невпроворот, и за ней вроде бы и не чувствовался некий дискомфорт в жизни. Разве что порой больно бил по сердцу детский смех, зачастую доносившийся с улицы. Но и к нему можно привыкнуть.

Нечаянная измена

Когда в деревне с работой совсем стало плохо, Виктор решил уехать на заработки в город. Сам бы он вряд ли поехал, но друг подбил. Тот давно уже прижился там, правда, снимал у какой-то бабульки комнату в коммуналке. Но всё равно перебиться у него первое время было можно. «Катенька, ну ты не переживай так. Устроюсь, денег немного подкоплю, сниму квартиру и тебя заберу», — пообещал на прощание Витя. Катя повздыхала тогда, ведь сколько лет вместе и ни разу не расставались. Трудно. Но всё же скрепя сердце она отпустила мужа. Жить-то на что-то надо было. На её зарплату продавца далеко не разбежишься. Да и денег не давали, только продукты под запись. А ведь хотелось и одеться красиво, да и съездить куда, мир повидать.

Долгие проводы — горькие слёзы. Всё же повисла она на плече у мужа и зарыдала так громко и протяжно, что сама от себя не ожидала. «Ну ты что, Катюха, хватит, не на тот же свет меня провожаешь», — Виктор вытер ей ладонью слёзы и ушёл. А она как чувствовала тогда, что уходит он навсегда.

У женщин всегда так. Какое-то чутье на вещи, как у собаки, которая порой воет во дворе, предчувствуя беду. Да и ревность откуда-то взялась. В деревне все на виду, и муж её всегда при ней был. А в городе девки вон какие раскрепощённые, так и норовят чужое урвать. Уж просвещена была на этот счет Катюха. Интернет и до их глухой деревни дошёл.
Однако она всё ещё надеялась на чудо, зная, что Витька, мужик хоть и симпатичный, но на чужих баб не падкий, да и непьющий. Глупая, не понимала она, что воля делает своё дело верно. Тут и святоша загуляет. Тем более, когда есть повод.

…Друзья, как водится, решили обмыть и встречу, и новую Витькину работу. Ему как-то сразу повезло. Крепкого и молодого, его тут же взяли в одно из частных охранных агентств. На работу только в понедельник. Впереди целых два выходных дня. Гуляй — не хочу. Виктор хоть и не пил, но неудобно было как-то от друга отставать.

Слегка навеселе вышел он на общую кухню. Не удержался: запах наваристых щей мог свести с ума любого мужика, тем более голодного. Вот и не заметил Виктор, как очутился в постели и у самой хозяйки. А там завертелось-закружилось. Оказалось, что Жанка, соседка друга, тотчас и забеременела после той встречи. Виктор узнал об этом не сразу. Да и поверить не мог. Ведь были-то вместе всего один раз, и то непонятно каким образом всё это случилось. Ни любви, ни привязанности. Так, общее помутнение рассудка.

Тем не менее, в душе удивился и даже обрадовался. У него скоро будет ребёнок, долгожданный. И всё равно, кто это: мальчик или девочка. Когда Жанна родила сына, Виктор как честный человек предложил ей жениться. К тому времени ему пришлось всё без утайки рассказать жене. Нетрудно представить, что испытала в тот момент Катя. Виктор до сих пор видит перед собой её большие, полные немой боли глаза. Она тогда так и не заплакала. Лишь, как у мумии, побледнело и онемело лицо.

Сама же собрала Виктору вещи, коротко сказав: «Иди, я не могу тебя держать». Сейчас Виктор понимает, насколько же надо было быть сильной, чтобы решиться на это. Взять, вот так всё понять, принять и отпустить. Молча, без слов и скандалов. Зная Катюшу как облупленную, Виктор не перестаёт удивляться её силе воли. И жалеет её, а может быть, до сих пор любит.

Недолгое счастье

Долгожданный ребёнок не принёс счастья новоиспечённой семье. Ведь, кроме него, этих людей ничего не связывало. Как ни пытался Виктор полюбить вторую жену, не мог. Словно какой-то невидимый барьер стоял между ними. И не противна она ему была, но всё ж не желанна. Да и домой не тянуло порой идти. Не свой это был дом — чужой. Жанна, наверное, сама во всём виновата, ведь знала тогда, что Виктор был женат. Он ей об этом сразу сказал, но ребёнка всё же оставила. Хотя и её можно понять. Делать аборт — не только большой грех, но и большая опасность остаться навсегда бездетной.

Виктор вспоминает, как забирал сынишку из роддома. Нёс в руках крохотный свёрток, перевязанный синей ленточкой, бережно, как драгоценный сосуд. Улыбался, глядя на слегка сморщенное и какое-то красное лицо ребёнка, ещё непонятно, на кого похожего. Но его! И Виктора распирала гордость. Сын!

Когда сынишке исполнился годик, они с Жанной поехали к Виктору на родину. Ведь тот так толком и не познакомил новую жену с многочисленными родственниками. Свадьбы-то как таковой у них не было, просто небольшой вечер устроили. Жанна сама не хотела пышного торжества. Она стеснялась уже заметно округлившегося животика. Ну а сейчас сынишке свежий воздух не помешает.

В деревне обычно так: собака в одном углу тявкнет — в другом её уже слышно. Вот и до Катюхи тут же новость донеслась, что бывший приехал со своим семейством. Она тогда на работе была. Виктор появился в её магазине только на следующий день. Всё такой же интересный и даже немного возмужавший. Катя с тоской взглянула в некогда родные глаза и чуть не захлебнулась от боли. Виду не подала, лишь головой кивнула на приветствие и тут же ушла в подсобку.

От своей напарницы и подружки услышала, что, похоже, Виктор тогда очень сожалел, что Катя так быстро ушла. Поинтересовался, как та живёт и с кем. Когда узнал, что до сих пор одна, стал каким-то угрюмым. Купил молоко и больше разговаривать не стал. А вскоре молодые уехали в город. Так Катя с Виктором и не поговорили. Да и о чём говорить? У каждого своя жизнь, свои заботы и хлопоты. Прошлого не вернёшь. Печально и больно всё это.

А Виктор после той встречи как-то сник. На Жанну всё чаще стал покрикивать. Не ладилась у них семейная жизнь. Хоть ты тресни! Видимо, на чужом несчастье счастья не построишь. Когда сынишке исполнилось три годика, Виктор решил их бросить. Нет, сына он любил всем сердцем. Да и как не любить этого смешного и смышлёного мальчугана, напоминавшего его самого в детстве. Редкий отец не любит своего дитя. Однако многие так и живут в нелюбви, только ради детей. Сначала ждут, когда дети подрастут, потом, когда появляются внуки, уже и уходить-то вроде некуда и не к кому. Так и терпят друг друга ради этих маленьких сокровищ. Виктор же считал это неправильным. Нельзя жить ради детей. Каждому человеку нужна любовь, иначе нет смысла в жизни. Сына он и так проведывать будет, его никто у него не отнимет. Вырастет, может, и поймёт отца. А они с Жанкой чужие, совсем чужие. Так и не смогли стать родными и близкими. Даже несмотря на то, что и хозяйка она хорошая, и работа у неё престижная.

Выходит, не в этом счастье. Когда нет чувств, никто не сможет удержать двоих, не удерживает и третий, появившийся от этого союза. Сейчас Виктор живет один, иногда видится с сынишкой, скучает по нему очень. Временами терзают душу воспоминания о той жизни в деревне. И порой хочется выть волком от собственного бессилия и бесхарактерности. А ещё от понимания, что разбиты две семьи. И третья, ещё не совсем окрепшая жизнь.

Автор: Ольга Максимова

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 6.98MB | MySQL:82 | 0,317sec